October 8th, 2014

«Татлер», батлер и классовое чутье

А что все так вскипели-то? Кто-то обещал, что «Татлер» - журнал про «обычных жителей России»? «Для» - конечно, надо же его продавать нормальным тиражом; но не «про». Да все это понимают, от издателя до читателя: сплетни о богатых и знаменитых – надежная и проверенная приманка. Но: завидно. Но: жмет на триггер хейтерства. И вот этого я как раз не разумею. Читай да радуйся маленькой радостью, как от пирожного. Чего злиться? «А вы на шкаф залезьте».
У меня упрек к этой злосчастной статье один: написано смешновато. Ну так это глянец – не раскрытие темы, а введение в тему – вскользь, по поверхности. Кому надо всерьез, тот поедет на двухнедельные курсы в какую-нибудь Тоскану, получать сертификат «Хозяйка поместья», или выпишет a complete guidance из Лондона.

Впрочем, с классовой ненавистью у меня всё плохо, особенно с восходящей. Я прекрасно осознаю, что «если б не большевики, эх!» и «если б не перестройка, блин!», то все равно я не была бы ни графиней, ни номенклатурной дочкой. Такой же средний класс, как сейчас, плюс-минус детали. Но мне нравятся набоковские и фитцджеральдовские уберменши, райские птицы. Радует, что у кого-то все хорошо, что хоть где-то все устроено как надо, что кто-то не глядя сбрасывает с плеч соболиное манто – и его принимают расторопные заботливые руки. В конце концов, RR – действительно очень красивая машина.
И если я узнаю, что этот чужой рай – не рай, что богатые тоже плачут, злорадство во мне не поднимается. Поднимается сожаление: ну вот, и здесь, оказывается, всё не слава богу. Увы.

gatsby

Мо-мен-та-ль-но

Сегодня днем я шла по Арбату в сторону Смоленской. В Вахтанговском как раз закончилось прощание с Любимовым: отъехал катафалк, за ним микроавтобусы, за ними толпа (все пожилые, пожилые, кроме операторов и фотографов). На фасаде театра – черно-белый портрет, у портрета – цветы.

Возвращалась минут через двадцать, не больше. Никакого портрета уже не было, его живо заменили афишей на октябрь. А цветы остались, и получилось, что все эти гвоздики, розы, георгины возложены к расписанию спектаклей. Как и не было ничего.

sand