March 24th, 2015

Защита детей

Часто вспоминаю один рассказ любимейшего Радия Погодина, называется он «Мы сказали клятву» (из оранжевой «Библиотеки пионера» - чудесная была серия!). Там двое мальчишек влюблены в одну девочку, пытаются ухаживать красиво и соперничать благородно – но мальчишки есть мальчишки, гормоны играют, воспитание не княжеское, потому случаются такие вот казусы:
Первым перед Катей предстал Рэмка. Он оглядел её исподлобья, сказал:
- Стой! - и поддал ногой кусок кирпичины, забил его в лунку под водосточной трубой.
Валерка вышел из-за его спины. От волнения он закатал рукава.
Катя попятилась.
Рэмка по привычке ухватил её за косу.
- Стой, тебе сказано.
Валерка начал разговор:
- Катька... - Он хрюкнул от волнения, побагровел. - Катька...
Девочка подняла на него синие испуганные глаза, всхлипнула:
- Я же вам ничего плохого... - и бросилась наутёк, оставив в Рэмкином кулаке белый шёлковый бант.
- Это всё ты! - прошипел Валерка, надвигаясь на товарища. - Это ты её напугал. Отдавай сюда бант!..
- На, подавись. - Рэмка швырнул ему свой трофей.


Потом Катина мама с замечательной фамилией Толстопятова поднимает скандал, приходит жаловаться к родителям Валерки и Рэмки, а писатель размышляет:
Родители бывают разные. Одни отнесутся к потере банта спокойно, другие поднимут шум и гвалт на весь дом. Которые из них лучше, судить детям, когда дети вырастут.

В детстве я отвечала сразу. Ну что тут думать! Да и автор-то только делает вид, что спрашивает, его симпатии понятны, и я их разделяю – уж очень не люблю квохчущих толстопяток, все эти интонации, все эти непременные перескоки логики с бузины на дядьку: фу, гадость!

А теперь, когда я сама – тот ребенок, который вырос, да еще обзавелся своими детьми, все стало не так просто. И вопрос «Какие родители лучше?» из риторического превратился в открытый.
И не хочется превращаться в карикатурную мамочку из анекдота: «Как она лежит, мальчику же неудобно!». Удобно, удобно, все у мальчика нормально. Сама не любила, когда мама вдруг начинала заслонять меня грудью, когда я сама вовсе не чувствовала себя ущемленной! И благодарна папе за его «Ребенок, что, плачет? Нет? Вот и успокоимся».
И как не бросаться на защиту, когда кругом столько дурацких правил, невоспитанных детей, неадекватных взрослых! Это я не говорю еще про серьезные опасности и уличную преступность, только про бытовые конфликты рассуждаю. А у меня такие цветочки нежные. Мне толстопятые защитники ведь не нравились в основном из-за стилистики: уж очень непохоже было на спокойно и твердо отстаивать свое достоинство. А так-то я была бы очень не против, если бы те же родители стояли за меня горой перед учителями и особенно перед одноклассниками (как вспомню, так вздрогну!).

И что делать?

Ответ у меня только один: смотри на ребенка. Ребенок задет, обижен, переживает – поднимайся, родитель, вставай в позицию воина-защитника из Трептов-парка: вот мое дитя, а вот мой меч! И не трусь, родитель, перед другим взрослым, будь он даже вахтер в музее или директор в школе.

А если ребенок живет себе спокойно, с «обидчиком» из песочницы уже прекрасненько играет в прятки, про «несправедливую» двойку даже не вспоминает, и насчет того, что ему не дали роль Главного Принца, не парится – что раздувать пожар на ровном месте? Родитель, ты для кого сейчас стараешься, скажи честно, а? Для своего ребенка, который здесь и сейчас? Или для того внутреннего малыша, которым ты когда-то был, который был когда-то кем-то обижен, и сейчас хочется отыграться? Расслабься, отбой тревоги, твой ребенок уже забыл про тот бант.

Мне, конечно, так рассуждать проще в том плане, что Анна моя – открытый огонь, а не вещь в себе. Радуется – так радуется, злится – так злится, плачет – так плачет. Все видно, все говорится вслух (очень громко говорится!), и не надо гадать, таит ли ребенок тихую, но долгую обиду. Поэтому решение принимать легко. Пока. Посмотрим, как оно будет с Елизаветой.

Иллюстрации на примерах:
Эпизод 1. Детская площадка, осень, девочки собирают желуди. Вдруг – бежит ко мне в слезах. Какой-то старичок (?!) выманил у дочки самый лучший желудь «с хвостиком» и не отдает: «А пусть не дает себя обманывать, пусть знает, что люди разные бывают. А ты вон какая – маме ябедничать!» Конечно, маме, кому ж еще. Дочку утешила, желудь забрала, старому маразматику объяснила ситуацию – спокойно и твердо.

Эпизод 2. Прихожу вечером в садик, а там мальчик не дает моей Ане самокат, причем действует довольно грубо – дергает и толкается. Пытаюсь заступиться: мол, с девочками так нельзя. Получаю бурные рыдания минут на двадцать и обещание «Раз ты так, то уйду жить в садик, а домой не вернусь!». Потом, когда успокоилась, объяснила: «Не надо меня защищать, когда я не прошу, у меня все было хорошо, не вмешивайся». Понятно, чего ж тут не понять – извини, мама поторопилась, влезла не в свое дело. И это ей было четыре года. Естественно, умение разбираться со своими проблемами с годами только растет – вот и хорошо, вот и правильно.

defense