April 11th, 2017

Культурка: свежий Акунин – свежий Сорокин - Зверопой - Кр-энд-Чу

cultur

Акунин-Чхартишвили, «Счастливая Россия». Совершенно ясно, что по-настоящему Акунина сейчас интересует именно это приложение сил: «Аристономия» - «Другой путь» - «Счастливая Россия». Фандорина он если и домучает, то это будет нечто жалкое, скучный водевиль. Художественные повести, параллельные «Истории российского государства», это тоже в целом поденщина: «Раз взялся, надо дописать». А вот тут и нерв, и жадное внимание на линии «Филипп Бляхин – Антон Клобуков». Они оба равно интересны автору (кстати, у обоих довольно говорящие фамилии), он за ними собирается следить до конца – если не передумает. Но пока следит, с пылом и жаром.

Очень украшает книгу отсутствие иллюстраций Игоря Сокурова.

Сорокин, «Манарага». Возведенная в абсолют идея «Что бы такого почитать за едой» :-) И написано человеком, явно знающим в этом толк. Более-менее квалифицированный чтец-за-едой прекрасно знает, что ему взять под салат «Нисуаз» (любого из Дарреллов, например), что под шампанское с икрой (Фитцджеральд, о да!), а что под портвейн фруктами и подпольными сырами (пожалуй, Вудхаус будет неплох). А под пельмени можно и Гоголя с Чеховым. Кстати, а главное в этом деле знаете что? Правильно – еда должна быть такая, чтобы есть одной рукой. Ну так вот, а Сорокин докрутил тему до предела, и в целом я соглашусь с его подбором пар «книга – еда» (ну плюс люди и обстоятельства).

Неплохие вставки-стилизации (длинный «Толстой», коротенький «Гоголь»). Спасибо за подсказанное слово, определяющее, что же я так не люблю во множестве современных книг (статей, иллюстраций и пр.): посредственность. Вот она самая, причем признанная за нормальный уровень, безо всяких попыток прыгнуть выше головы.

«Зверопой»: ну опять над названием поглумился переводчик без слуха! "Водопой" слышится совершенно отчетливо, а вот глагол "петь" втискивается сюда с усилием. Уж лучше бы "ЗвероГолос", что ли. Изначально-то он вообще «Sing».

Хорошо показано, как быстро и в общем случайно можно вылететь из обоймы: долго думаешь над ответом? - всё, следующий! Испортил воздух? - звездой не станешь, пой в ванной.

И лично для меня - очередной Список рамздэльской гимназии, где "странно и сладко было найти "Гейз, Долорес" под почетным караулом роз" (и щекотка восторга», и «нежная анонимность», вот это все): какая песня - символ Золотого века, божественных звезд, чуда театра? Golden slumbers/Carry that weight. То-то же.


«Красавица и чудовище». Что-то как-то не. Не выдерживает реальность сопоставления с идеалом. В «обычном» кино не удалось достичь той же графичности, слаженности и ритма, как в анимации – может, это пока вообще недостижимо. Может, и не «пока».

Особенно обидно за сцену ужина, за «Вы наш гость» - для меня это эталон той самой слаженности, когда все движется под музыку и становится на свои места. В жизни мне этого так не хватает! – а тут посмотришь, и душа радуется. Но то в мультике, а в фильме зачем-то решили подать сцену в комическом ключе «Ой, что-то пошло не так» (походу Белль у них голодная осталась, как мне кажется). Фу.

И уж на что я не расист, но обилие черных девушек в замке как-то не вписалось в картинку. Это ж в конце концов сама Франция, а не заморские колонии, не Анжелика в Новом свете. Креолки там, мулатки… Ну не вяжется имя лукавой горничной Плюметт с актрисой Гугу Мбата-Роу!

У Эммы Уотсон оказалось любопытное строение лица: несмотря на всю ее молодость, носогубные складки обозначены уже резко.
Дочь сказала: «Когда они были вещами, они были красивее». В общем, что «Маугли», что «Кр&Чу», вроде еще что-то было – мультик лучше. И не так отдает желанием второй раз получить деньги за то же самое.