May 31st, 2018

Полновесный кусок счастья

Сейчас я расскажу, что может наполнить меня счастьем. Золотистой радостью, как кубок наполняют вином.

Читаю Даррелла, «Мою семью и других зверей». Уже одно это способно привести в хорошее расположение духа любого сколько-нибудь нормального человека. Но этого мало. Дохожу до главы «Человек с золотыми бронзовками», и начинается.

«Сомлев от жары и усталости, мы растянулись у пяти невысоких кипарисов, бросавших ровную, четкую тень на выгоревшую траву... Мерные звуки  и тихий  звон колокольчиков совсем  убаюкали меня. Когда  все стадо прошло мимо и показался  пастух, я  уже почти засыпал. Старик остановился, опираясь на темную палку из оливы, и окинул меня взглядом. Его небольшие  черные глаза  смотрели строго из-под кустистых бровей, огромные башмаки плотно прижимали к земле вереск…
Я хочу сказать тебе кое-что, маленький лорд, произнес он. Опасно тут лежать под деревьями… Посидеть-то под ними хорошо, у них густая тень, прохладная, как вода в роднике. Но вся беда в том, что они усыпляют человека. И ты никогда, ни в коем случае не ложись спать под кипарисом. Потому что, проснувшись, ты станешь другим человеком. Да, эти черные кипарисы очень опасны. Пока ты спишь, их корни врастают тебе в мозги и крадут твой ум. Когда ты проснешься, ты уже ненормальный, голова у тебя пустая, как свистулька.»

Открывается портал, перекидывается мостик! Ну же, вспомнили?

Путники утомленно закрыли глаза и словно бы услышали сквозь дрему: вода у вяза, вода увяжет, вода притянет и в сон затянет… Они уснули, уютно убаюканные журчанием реки, у самого ствола огромного серого вяза.
…И вдруг из камышей вынырнула затрепанная шляпа с длинным синим пером за лентой тульи. Вместе со шляпой явился и человек, а может, и не человек: ростом хоть поменьше Громадины, но шагал втройне: его желтые башмаки на толстых ногах загребали листву, будто бычьи копыта. На нем был синий кафтан, и длинная курчавая густая борода заслоняла середину кафтана; лицо – красное, как наливное яблоко, изрезанное смеховыми морщинками…
– Безобразит Старый Вяз? Только и всего-то? – вскричал Том Бомбадил, весело подпрыгнув. – Я ему спою сейчас – закую в дремоту. Листья с веток отпою – будет знать, разбойник! Зимней стужей напою – заморожу корни!

Переведя дух от восторга узнавания, едем дальше. Джерри снова повстречал Человека с Золотыми Бронзовками – странного, немого, вроде братца Безумного Шляпника; дело происходит на закате дня:

Последний раз я видел Человека с Золотыми Бронзовками как-то под вечер, когда он сидел на пригорке у  дороги. Наверно, он возвращался откуда-то с праздника, где выпил много вина, и теперь его качало из стороны в сторону. Он шел и наигрывал на своей свирели грустную мелодию. Я громко окликнул его, но он не обернулся, а только приветливо помахал мне рукой. На повороте дороги его силуэт ясно обозначился на фоне бледно-сиреневого вечернего неба. Мне хорошо была видна потертая шляпа с перьями, оттопыренные карманы пиджака, бамбуковые клетки с сонными голубями и медленный хоровод чуть приметных точек – это кружились над его головой золотые бронзовки. Но вот он уже скрылся  за  поворотом, и теперь передо мной было одно лишь  бледное небо, где плавало серебряное перышко молодого месяца. Вдали, в сгустившихся сумерках, замирали нежные звуки свирели.

Снова мостик, снова портал, невыносимая красота совпадений:




Ну и по мелочи до кучи: вот, например, разовое эпизодическое упоминание старшей родственницы или знакомой, любительницы котиков. Как бишь ее звали? Что-то на «Бер-»?
Возьми хотя бы тетю Берту с ее невероятными кошками...
Он умеет отыскивать дорогу во тьме искусней, чем кошки королевы Берутиэль.

Пока в мире существуют такие вещи и я могу их чуять и видеть, мне без надобности все эзотерические экскурсы и дискурсы. Я могу вызвать волшебника, протянув руку за книгой. Я могу явить себе чудо, нажав кнопку проигрывателя. Я могу увидеть Бога, просто выглянув в окно.