January 22nd, 2019

Беспристрастность или беспринципность?

Врач должен лечить всех: преступников, вражеских солдат и политических антагонистов. Есть тысячи свидетельств, что врачи так и делают – работа такая.

А переводчики, редакторы, корректоры? У нас нет ни кодекса, ни клятвы Гиппократа – все на личное усмотрение.

Мне вот на днях пришло одновременно два заказа на перевод. И сроки одинаковые, и уровень сложности, и объем плюс-минус тоже. Один текст – сценарий довольно забавного и позитивного сериала про борьбу с внутренними демонами, второй – интервью про память воды и все такое. И вот как ни абстрагируйся, а первый у меня оттесняет второго в очереди на обработку. И удачные обороты в первом случае как-то быстрее в голову приходят, всякие там синонимы и аллитерации. (Посмотрим, кстати, кто из них быстрее заплатит, хе-хе.)

Тут меня и понесло в размышления. Каково атеисту редактировать текст о чудесных исцелениях переломов молитвой и об убогой слепоте неверующих? Как трепетная барышня возьмется переводить матерщину? Что делать корректору с фразой «А кто будет читать Канта и слушать Меркьюри, того мы выпорем перед строем»: смиренно расставить знаки препинания или гордо отказаться от заказа? Деньги или принципы? Или так: профессионализм или принципы?

А еще бывает змей-соблазн: сорвать сроки, накосячить с качеством, а потом убедить себя – так вышло, потому что текст был такой неправильный, вражеский, заказчик противный. Так что поделом ему.

Ну и вообще, даже если не по работе, а в жизни. Приходит сантехник, признанные лучшие руки района, и начинает сыпать прибаутками типа «Если в кране нет воды…» А в вашей семье это очень-очень больная тема, или вы просто таких шуток не приемлете. Искать другого сантехника? Меньше заплатить этому? Высказаться? Отмолчаться? Тренер делает из вашего мальчика бодрого подтянутого парня, результаты налицо, у мальчика глаза горят, контакт с тренером отличный – только вот любит он пройтись насчет блондинок. А блондинка – это вы.

И так далее, и тому подобное. Маникюрша-можем-повторить, таксист-шансонщик, коллега-расист, теща-ксенофоб.

Я – положа руку на сердце, – в большинстве случаев проглочу. Мне хочется побыстрее освободиться от дела, ради которого мы встретились с этим человеком, а не бросать все на полпути и начинать новый поиск. Не выскочу я из кресла с недостриженной головой, если мастер скажет, что «Роллинги» всегда были круче.

От работы отказывалась два раза в жизни. Первый: верстать предвыборную бесплатную газету – там такая грязь была про второго кандидата, что Марку Твену и не снилось. Отвратительные карикатуры, мерзкие сплетни о семье, издевательства над внешностью – бррр. Второй: заливать текст на обложки CD с порнухой, штук триста артикулов: Белоснежка с гномами, Золушка с принцами, далее везде. А у меня за спиной ребенок-дошкольник бегает, ага. Деньги в обоих случаях были хорошие, но нет. Еще один нолик приписали бы – тоже нет. Два нолика – эммм… Или даже без ноликов, а вот просто есть было бы нечего, а занять – не у кого? Черт его знает. Хотя ладно, другая работа есть всегда, и даже в тепле и по специальности.