June 30th, 2020

Гингема

Всех, кто знает меня более-менее близко, я рано или поздно угощаю рассказами про blackout в Москве, про сломанную руку недоброжелателя и про разбитые бокалы. Словом, про случаи, когда мое настроение как-то резонировало в пространстве. Хорошо так резонировало, чувствительно.

Вот и теперь – ну что сказать? Чего мне очень-очень хотелось в конце февраля – начале марта? Двух вещей: чтоб не надо было ехать летом в Москву и чтоб дали книжку спокойно доделать, не сопя над ухом.

Про Москву: ну вот не хотелось, вот прям ломало. Я в тамошних домах не отдыхаю, я там устаю. И как посмотрю, как почитаю издалека – и такое ощущение от возможного приезда, будто я  собираюсь войти с детьми в аварийное здание. Может рухнет, может обойдется. А мама-то ждет, у нее и увлечений-то, кроме семьи, нету – не завелось. А меня ломает. И все я думала, какой бы найти благовидный предлог для отказа.

Теперь про книжку – ну, думала я, надо было сначала доделывать, потом уж собирать заказы, а не одновременно. Потому что уже пошли нетерпеливые письма: «Когда? А точно будет? Не разводка ли? Куда ушли мои деньги? Дату назовете?». Кому-то такие расспросы – как с гуся божья роса, а я напрягаюсь и переживаю. А весна же. Всё, думаю, сейчас меня съедят: сезон начнется, всем в Грецию надо, всем путеводитель нужен срочно.

Ну что ж, у меня все получилось. Извините.