blogo_go (blogo_go) wrote,
blogo_go
blogo_go

Categories:

Скверный старикашка

Есть персонажи, которые портят жизнь, но украшают книги. Взять хотя бы неподражаемого капитана Крича. Один из лучших экземпляров в коллекции Джеральда Даррелла: его белые жидкие волосенки, кривая челюсть и перебитый нос, его мастерство морехода, его милые шутки и старинные матросские песни (спойлер: в оригинале куплеты Крича даны полностью, без стыдливых купюр) – прелесть что такое! «Я люблю лепешки и женщин, расторопных в камбузе» – раз прочтешь, не забудешь: готовая надпись для футболки или статус в соц.сети.

И это не вымышленный персонаж: у него был по крайней мере один конкретный прототип. Теодор Стефанидес описывает в своих мемуарах некоего капитана Джеймса, который «заявлялся к чаю гораздо чаще, чем всем нам хотелось бы». У этого отставного капитана торгового флота была скрюченная фигура, красное лицо и белая борода. На вид он был очень дряхл, но бодр, и обладал сверхъестественным чутьем на выпивку: пока в доме оставалась хоть какое-то спиртное, пусть даже спрятанное в укромном месте, выпроводить его было невозможно. Во время беседы он всегда тянул одеяло на себя, не давая другим и слова вставить, сыпал непристойностями с самым невинным видом и обожал поболтать о женщинах, которые «всю жизнь пытались его обобрать». «Все они одинаковы. Так и норовят вцепиться когтями в твои последние гроши. Верно, миссис Даррелл?» Миссис Даррелл как опытный тактик старалась заткнуть его очередной булочкой.

Представляю, как раздражал капитан Джеймс интеллигентного, немного чопорного Теодора! Но, может, и ему было интересно понаблюдать за таким явлением.

На Лоренса Даррелла этот человек тоже, видимо, произвел изрядное впечатление (наверняка он общался с отставным капитаном чаще и дольше, чем Джерри). В «Александрийском квартете» он предстает как Скоби – и его нельзя не узнать: трубка, пьянство, щуплое скрюченное тело, скошенная челюсть, флотская пенсия, волосы – белый пух, скабрезные рассказы о молоденьких скаутах – это он, снова он. «Говорят, что после его назначения в полицию нравов разврат приобрел такие угрожающие масштабы, что наверху сочли необходимым перевести его с повышением». Здрасьте, капитан! В книгу Даррелла-старшего он действительно переходит с повышением, дорастает до гения места – нелепый, трогательный, незаменимый старый домовой.

Дополнительный материал к данному параграфу:


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments