blogo_go (blogo_go) wrote,
blogo_go
blogo_go

И о предательстве

Давно меня волнует эта тема. Читая тексты старших – ровесников моих родителей и дедов – нередко наталкиваюсь на слова: «Он не пришел к нему в больницу!», «Она не была даже на похоронах!». Это для авторов очень яркий маркер, клеймо, однозначно отрицательный смысл. Не пришел – значит, Предатель. Руки не подавать.
Я, наверное, тоже получаюсь – из предательского теста. Потому что не понимаю этого клейма. Я вот думаю, что в дни тяжелой болезни и умирания человеку нужны самые близкие, врачи, и, может – в зависимости от убеждений – священник. Если ты – не тот, не другой и не третий, то чтобы заявиться к больному или умирающему, жди особого приглашения!
С одной стороны – да, в особые моменты условности вроде бы должны отступить. Но я не мыслю, как и к здоровым-то, благополучным людям можно приходить не предупреждая, незваным гостем. Может, они сексом занимаются? Или важным разговором? Или укладывают детей спать – да мало ли! А тут больница… Какая-то бестактность под видом преданности. Особенно если больной – женщина: готова ли она показываться городу и миру вот в таком виде? Не ранит ли это ее?
Впрочем, ходить в гости без приглашения, как я понимаю, не было зазорным для того поколения – особенно для богемной его части. Как почитаешь мемуары – так вечно эти актеры-поэты заполночь к кому-нибудь завалятся внезапно, «Верочка, мой ангел» накроет стол (радость-то ей какая!), и вот они гудят до утра, спорят до хрипоты, а Володя непременно поет «Охоту на волков».
Может, в этом дело: у этих людей старой школы личные границы не очень жесткие, и дом – не очень-то крепость.
Вот Герман-младший дает интервью «Русскому репортеру»: «Я не пустил на похороны нескольких влиятельных критиков, которые всегда вертелись вокруг отца, пока он был здоров, и которые предали его умирающим, не пришли к нему в больницу».
Ну вот пришли бы эти критики в больницу – чтобы что? Путаться под ногами у врачей реанимации? Пока Герман-старший был здоров, они с ним наверняка обсуждали кино да, бывало, хлопали друг друга по плечу: «Старик, ты гений!» С умирающим делать все это было уже невозможно. Да и не надо, наверное. Человек, может, из последних сил ведет диалоги с Богом и совестью – нужны ли ему другие в эти минуты?
Конечно, эти посещения больниц и похорон – свидетельство почтения, тень старых обычаев – расписаться в книге посетителей, оставить на подносе визитную карточку с загнутым уголком и пометкой p.c. Но мир изменился. Думаю, теперь достаточно позвонить, пожелать выздоровления или принести соболезнования, и, конечно, предложить помощь.
Хотя людям высоких старых принципов этого, возможно, будет недостаточно: звоночком отделался, Предатель!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments