Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Возрастная психология, чтоб её

Были, значит, у нас вчера в детском саду учения по ПДД. Сначала небольшой ликбез для родителей, потом практикум с детьми-подготовишками. Детки оделись и пошли с дамой-полицейской на улицу, родители за ними. Задача была такая: перейти нашу тихую боковую улочку между припаркованными машинами. Сначала три раза проговорили, потом воспитательница показала пример, потом алгоритм отрабатывался с каждым ребенком: проверить, что в ближайших стоящих машинах никого нет (значит, они точно не тронутся с места) – выйти на линию видимости – по два раза посмотреть направо и налево – если безопасно, шагом перейти дорогу по кратчайшему отрезку. Все дети умнички: поняли, справились. Стоят на другой стороне улицы рядом с воспитательницей.

Тут полицейская дама и говорит: «Молодцы, теперь переходите обратно. А кто первым дойдет до меня, получит в подарок наклейку!». И все они ломанулись, как барашки – кто быстрее, кто медленнее, но ни один не остановился на линии и не посмотрел вправо-влево. За наклейку! *facepalm, facepalm*  

После этого, конечно, началась воспитательная беседа №2. Интересно, много ли ей попадалось детей, которых не удалось подловить? А я стояла вспоминала один из самых страшных моментов в жизни: вечер, Корфу, мы подходим к двухполосному шоссе, и вдруг четырехлетняя дочь вырывает руку из моей ладони и мчится наперерез машинам. «Со всех сторон фары. – Всё, конец. – Надо же, не конец». Как-то проскочила. «Ты чего?! Зачем?!» – «Море хотела посмотреть».

Вообще не понимаю, как человек с детьми может бояться каких-то ужастиков, призраков, книжек Стивена Кинга. 

Вах, цокотуха!

Сидели вспоминали, какие у кого были спектакли и утренники в детском саду. И мне таки было что рассказать!

Когда мы жили в Москве, старшая дочка ходила в садик с «грузинским этнокультурным компонентом». Не потому что мы имеем какое-то отношение к грузинской культуре, а просто он оказался самый ближний: из окна можно было увидеть, как там ребенок гуляет, надеты у него варежки или нет.
Руставели наизусть не учили, ачарули не танцевали, но директора, конечно, были грузинки. Шикарные женщины – зубы, бриллианты, мех! Мать – директор всего комплекса, дочь – директор садика. А еще был у них мальчик – сын и внук. Золотое дитя, воспитатели холили и лелеяли его всем коллективом. Носили на ручках, целовали в лобик и подкармливали пирожными. И пока этот мальчик не вышел из дошкольного возраста, в садике каждый год ставили «Муху-цокотуху». С грузинским этнокультурным компонентом.

Сначала все по канону: приходите, тараканы, я вас чаем угощу. Мальчики – жуки, девочки – бабочки (и наша Аня тоже); Самая Главная Девочка – муха в платье с кринолином. Потом паук! Паника, шок, у бабочек аж усики от ободков отклеиваются! А потом на сцену выходил комарик Гиви – в черкеске, в кепке и с чёрными-пречёрными усами. Он быстро побеждал зловредного паука, приобнимал муху и запевал финальную песню:
Тбилиси – мой дом родной!
Я улетаю – она со мной!


И правда, у мухи в лапках уже был большущий чемодан: к отбытию в Тбилиси готова! Но нести его за кулисы ей предстояло самой: комарик был занят, он пел.

Концепция

Дед Мороз (Санта-Клаус) не дарит того, чем завалены детские отделы. Яркие коробки с Лего и Барби, лизунов и пазлы, лазерные мечи и платье Эльзы (такое же, как еще у двух девочек в группе) дарят друг другу люди. Обычные люди ходят по обычным магазинам, все логично.

А Дед Мороз может подарить перышко Жар-птицы, таинственный кристалл, причудливый флакончик с зельем удачи (намучилась я переливать этот вишневый сироп в узкое горлышко), нетающую снежинку. Следы на полу, записку на неизвестном языке, семечко невиданного цветка. Книжку редкую тоже может.

Или что-то заветное, то-чего-не-может-быть. Если уж куклу – то такую, которая потерялась давным-давно и на днях приснилась. Если уж пазл, то такой, про который рассказывала бабушка, вспоминая свое детство.

Поэтому сегодня Санта-Клаус (Дед Мороз) приобрел и припрятал до Рождества два гусиных пера, которыми можно писать – золотое и серебряное, древний аммонит с опаловым блеском, подвеску с радужными камушками и блокноты дивной красоты, без линеек и дат, с узорными обложками – один для художника-анималиста, другой для создателя комиксов и мультсериалов. Страницы заранее пропитаны удачей и вдохновением, конечно.

А уж под Новый год мы все вместе завалимся в магазин и наберем тележку Лего, лизунов и лазерных мечей. Это будет уже другая радость, обычная, без тайн.

Оптимальный режим материнства

Сегодня, в четверг, я узнала, что на том небольшом представлении в садике, которое запланировано на понедельник, дети будут играть «Гензель и Гретель». И что моя младшая дочь играет там Ведьму (есть еще Гензель, Гретель и хор). От родителей требуется одно – дать ребенку подходящую шляпу; шляпа есть, давно верой и правдой служит на Хэллоуинах.

Нет, такой вариант мне положительно нравится. Не натаскивать ребенка: «Учи слова! Учи, кому говорят!». Не уговаривать, что так надо и это не страшно. Вообще не прикасаться к организации. И уж точно не выпрашивать – не дай бог! а ведь в московском садике родители такое практиковали, – роль для своей деточки. Снабдить шляпой и побыть радостным зрителем – это я с удовольствием.

Хорошо бы и дальше так. «Мам, у меня выставка скоро открывается, если сможешь – прилетай, пригласительный за мной».

Садик, школа: пара деталей

Садик сегодня закроется на час раньше: с утра повесили объявление, сюрприз! А почему? А потому что многие воспитатели болеют. А воспитателей должно быть два на группу. А если он один, то не может отлучиться, теряет право на перерыв. Поэтому его рабочий день должен быть сокращен на час – не восемь часов, а семь. Так что права воспитателей-госслужащих важнее, чем интересы родителей, которые вообще непонятно кто :-)
Они так и забастовку в прошлом году объявляли: завтра, мол, детей не приводите, у нас всеобщая забастовка. И не приводишь, что делать. Интересно, как с работодателями родителей такие моменты улаживаются. Наверняка же довольно рядовая ситуация. Законный отгул дают, типа короткого больничного?


А в школе у нас сегодня был Elternschprechtag, день бесед с родителями. На общих собраниях конкретных детей никогда не обсуждают, только рассказывают про планы и собирают деньги. А для частных бесед существуют вот такие дни, когда учитель может обсудить с родителями учебу и поведение их ребенка. И что меня удивило: это прям какое-то народное гулянье! Все родители пришли с детьми: я уже замечала, что здесь разговоры о детях (у врачей и пр.) не принято вести за глаза, но сегодня еще раз увидела, в массовом порядке. Но мало того, многие приходили целыми семьями! Школьник, мама, папа, плюс старший брат, бабушка или дедушка… По три-четыре человека от семьи. Так всем кланом и заходили в кабинет. Видимо, эти беседы воспринимаются как важное общее семейное дело, веская причина отложить дела и отпроситься с работы. Я там как серая ворона была :-)

Сентиментальный дурачок –

думаю я про Хемингуэя с его “For sale: baby shoes, never worn”. Ну кому тут сходу, без подготовки может померещиться трагедия? Разве что романтикам-теоретикам, сроду не нюхавшим подгузника.

Поваритесь в этом котле хоть несколько лет, запишитесь в сообщество «Малыши», посмотрите причины продажи на Avito, и в первую очередь у вас в голове будет возникать с полдюжины куда более прозаических объяснений:
- перерос! Вот ни разу не успел надеть – а уже перерос, скачком
- перерастет. Сейчас-то впору, но на дворе зима, а они летние
- дитя не выносит обуви, трясет ногами и вопит, пока не снимешь (подскажите, люди добрые, что делать)
- дурацкая колодка оказалась: то подъем не пролезает, то в ширину не помещается
- бабушка купила сразу три пары одного размера. «Хорошенькие», говорит. Лучше бы деньгами отдала

Когда baby превращается в pre-school и school kid, наступает пора «Я это не надену!» Синие? Розовые? С пони? Без пони? – отстой, уберите. «Что я буду, как дурак».

В общем, ничего нового: male chauvinistic writing pig™ мыслит большими трагедиями, а все эти приземленные мелочи, весь этот шершавый быт («Наденешь! – не надену!») ему не видны.

Но этот хотя бы безобидный. Куда вредоноснее – для меня – оказались классики, которые из всего материнства назначили кульминацией, самым значительным и страшным событием – роды. Роды, вы только подумайте. Момент, а не процесс. Роды, тоже мне. А вся последующая многолетняя пахота – это так, ерунда, пренебречь. Мужчины-то ладно: графиня рожает, он трепещет, со страхом и надеждой смотрит на седого доктора-немца или повивальную бабку. А дальше можно не вникать, дальше едем на охоту, на войну, в масонскую ложу. Но увы, даже Маргарет Митчелл, вполне себе дама, даже она. Она-то была чайлд-фри.

И вот пока ты тоже фри, так и думаешь: сначала графиня рожает – а потом уже все легко, потом начнется «Простоквашино», где такой чудесный дядя Федор. А фигушки (в бессильной злобе грозит классикам кулаком)

Ми-ми-ми

Вчера записывала ребенка в школу. В садик не пошли – дала девочке выспаться как следует, чтобы пройти собеседование на пике формы :-) Когда пришли, нас разделили: пока детей проверяют, насколько они готовы к школе, родители в другом кабинете заполняют бумажки. Я так волновалась, справится ли моя деточка без меня, что сама тормозила, тупила и путалась в числительных. А деточка прошла свою часть собеседования гораздо увереннее, чем я. Блестяще, прямо скажем: крупную моторику – показала (пройти по линии, перепрыгнуть линию), формы и цвета распределила, описала картинку, рассказала про семью, нарисовала времена года и подписалась своим именем. На неродном языке, да. Горжусь! Из школы дочь уходить не хотела и заявила, что готова учиться прямо сейчас.

А на обратном пути зашли в аптеку за витаминами, и знакомая милая аптекарша хотела записать нас на Kuscheltiergespräch – это такое мимими, что дальше некуда. Любой ребенок может записаться (на определенное время, все очень серьезно!), принести в аптеку свою «больную» любимую игрушку, и опытный специалист расскажет, как ее лечить. В списке из тридцати строчек было еще две свободные позиции. Жаль, что это время совпадало с занятиями в Школе искусств, а то бы мы с удовольствием: у нас и игрушек полно, и набор доктора есть. Может, в другой раз :-)

Эпоха географических открытий

Ладно, с разжалованием Плутона я как-то уже смирилась. Решила все равно считать его планетой, а детям рассказываю, что есть две точки зрения: классическая и новая. Смешно даже – у нас есть две детские книжки  про космос, изданные уже в XXI веке, и в одной так (9 планет), а в другой эдак (8).

Потом на горизонте возник какой-то «Южный океан» – те воды, что вокруг Антарктиды. Ладно, будем иметь в виду.

А вчера – новые новости! В Германии-то – и не четыре океана, и не пять, а три! Учитель в 5 классе на уроке объяснял, моя дочка удивилась, но поправлять не стала. Дома посмотрели в их школьный атлас – и точно! И северный, и южный полярные океаны названы «морями», а полноценных океанов – три. Причем в немецкой «Википедии» их пока пять, на англоязычных картах тоже пять. А в школе надо учить, что три.

Стабильности нет в этом мире, вот что.

Иголка в ноге самурая

Мне было лет десять. Родители еще не пришли, сумерки за окном только-только начинаются – я любила это время. Валялась с книжкой, слушала музыку, подпевала.

Зачем мне понадобилось забраться на стул, уже не помню: то ли штору поправить, то ли форточку закрыть. Но когда я, спускаясь, сделала шаг назад и вниз – что-то пронзительно острое прошило мне стопу, как-то ощутимо воткнулось в кость и переломилось.

Я сразу поняла: иголка. Наверное, мама шила, обронила. А та застряла торчком в ворсе паласа.

Две мысли одновременно: «Как же больно, очень больно!» и «Нельзя никому говорить». Подцепить сразу не удалось, ушла вглубь. Значит, потащат к врачам, они будут делать со мной что-нибудь страшное. Еще я каким-то образом буду виновата, что это случилось со мной. Но самое противное, чего мне хотелось избежать – это кудахтанья. Это было так некрасиво! Что угодно отдашь, лишь бы этого не видеть и не слышать: ахи, охи, трагические лица и фразы, поиски преступника, не уследившего за иглой и пр. и др. Меня провозгласят Ребенком с Раненой Ногой, будут смотреть на меня и говорить обо мне только как о Ребенке с Раненой Ногой – прощай надолго, нормальная жизнь. Именно кудахтанье было источником и вины, и страха перед врачами, и много чего еще. Мне так не хватало взрослых, которые в моменты, когда что-то идет не так, говорили и поступали бы красиво! Иронично, круто, спокойно: как японские самураи или английские джентльмены. Как Брэд Питт у Тарантино, вот!

Так никому и не сказала. Даже несмотря на страшилки про то, что иголка может по кровеносным сосудам дойти до сердца. В школу – ходила: иду и прямо чувствую, как обломки иглы укладываются в основании большого пальца. И на балет тоже, хотя первые пару занятий было нелегко; вот особенно когда нужно положить ногу на верхнюю перекладину станка и тянуть носок – в глазах темнело. Ничего, прошло со временем.

Через много лет – я уже замужем была, – мы решили полюбопытствовать, как там иголка: может, и нет ничего? Сделали рентген: вот они, два обломочка, лежат. Даже ушко видно. Врач сказал, удалять не надо – за эти годы они уже инкапсулировались, нашли свое место, а резать, искать – это ж весь палец разворотить, как бы хуже не стало. Не звенит в аэропорту, и ладно.

Так и идет, всегда и во всем. Вот был у меня аппендицит посреди второй беременности. С вечера почувствовала – что-то сильно не то. Пережила ночь, утром, как всегда, собрала и отвела ребенка в садик, улыбнулась, поцеловала. Не муж и не свекровь, хотя они были под рукой. Вернулась домой, и вот тогда уж мы поехали сдаваться врачам. А они там еще и сомневались: мол, что-то вы слишком прямо держитесь и легко ноги поднимаете, с аппендицитом так не ходят. Ну, анализы-то крови показали мою правоту :-)

Вот так чувство прекрасного может оказаться сильнее, чем инстинкт самосохранения :-) Уж если без иголки обойтись не удалось, то пусть хоть спина будет прямой, а upper lip – таки stiff.