Category: животные

Ау, уа, му-му

Не, мне легко понять составителей букварей. Не такое уж простое это дело. Во-первых, надо оперировать только несложными, короткими словами, состоящими из самых базовых фонем. Особенно на первых страницах букваря. Во-вторых, при этом надо изобразить что-то оригинальное: гнать бесконечную маму-раму и гордость профессиональная не всем позволяет, и за авторские права небось могут прищучить – «Вот кот и кит» уже было в букваре Петрова, теперь Сидорову надо написать хотя бы «Вот кит и кот».

Однако справляются! И я не буду винить их за то, что в этих жестких рамках ТЗ хочется мало-мальски развлечься.

bukv1

Вова, похоже, несет бремя белого человека.

bukv2

Странная логистика, не?

bukv3
Психоделичненько.

bukv4

А ведь Бегемот так любит ананасы! Впрочем, ему ведь надо этот ананас посолить, поперчить, а потом залихватски тяпнуть вторую стопку спирта: сложновато.

bukv5

Т – толерантность.

bukv6

Трудное детство, или минутка черного юмора.

***
А вот к художнику этого издания у меня, безусловно, есть вопросы.

bukv7

Люблю ли я животных?

Очень! Всегда их замечаю и любуюсь: увидеть существо, отличное от человека, с пластикой не как у человека – это всегда такая радость разнообразия для глаз.

Даррелл, Бианки, Хэрриот, Акимушкин – наше все. Грамоту от журнала «Юный натуралист» бережно храню. Зоопарки, birdwatching – обязательно. Люблю разбираться в фауне, отличать отряды и семейства от родов и видов.

Никогда не придет в голову обидеть животное. Если вдруг встретится брошенный и несчастный зверь, придется остановиться и заниматься – как иначе, потом ведь сгрызешь себя.

И в то же время мой идеальный предел контакта – кормить милую белочку в парке или козлика в вольере. В перспективе можно взять шефство над каким-нибудь небольшим зверем в зоопарке. Ну ладно, попугайчик или рыбки в моем доме. Но завести собаку, кошку или еще кого-то подобного – это страшный сон. Ни за что.

Еще одна ответственность, еще одна степень несвободы. Кормить, лечить, мыть, следить, обслуживать, не оставлять надолго. Терпеть хаос (да еще какой!). Я читаю Яну Франк aka miumau с ее двумя кошками и очень напряженным графиком, и аж вздрагиваю: то они разольют что-нибудь, то среди ночи будят. Или еще один пост в ленте: у человека полно работы, три заказчика погоняют – срочно, срочно! – при этом одна кошка тяжело болеет, да и остальная живность никуда не делась. Мороз по коже, как примеришь на себя ситуацию. Вот неймется людям, вот тяга к беспокойной жизни! У той же Яны ребенок взрослый, мужчина гостевой, мама еще бодра (тьфу-тьфу) – живи себе припеваючи, так нет же.

Спасибо, я лучше в гостях кого-то теплого-мехового поглажу. Или чтобы птички прилетали к моей кормушке: покушали – и полетели. Ну не могу я умиляться, когда меня будят. Можно, конечно, получить радость от стоицизма, но она какая-то не окрыляющая.

И безудержный культ котиков кажется мне глупым, да. Хотя сами котики действительно очень милые.

Во, это был coming out. Мама дяди Федора с годами стала ближе и понятней.

Любимый жанр

Мой чуть ли не самый любимый жанр в общении с людьми – помощь незнакомца/незнакомцу. Спрашивают тебя: «How can I get to the library?», ты любезно и радушно отвечаешь – и расходитесь, довольные друг другом. Чистая любовь к ближнему, без обязательств и оговорок.

То мы поедем на выставку, и вдруг какая-то женщина, выходя, подарит нам свои четыре билета: «Мы уже все посмотрели, а вам же невыгодно будет покупать за три часа до закрытия». То на той же самой выставке мои дети примутся помогать даме-сотруднице в средневековом платье отклеивать с пола рекламные стикеры по всему огромному павильону – дама была рада, ее спина тоже, а дети не ныли, что им скучно. Как-то так.

Вот и вчера. Стоит в книжном бабулечка: продавец подвел ее к полке с книжками-наклейками, а что это такое, толком не объяснил. Ну, это наша тема – у младшей дочери огромная коллекция (догоняет папину коллекцию солдатиков). Так что я все рассказала и показала: какие бывают разновидности и темы, какие хорошо отклеиваются с листа, а какие так себе, рвутся. Выбрала бабулечка книжку про зоопарк. У нее, оказывается, своих внуков нет, и она хочет сделать подарок четырехлетней дочке соседей, которая обожает животных и зоопарки. «О, моя тоже; хорошего дня!» - «Хорошего дня!» И пошла я своей дорогой, а она своей. Каждый сам себе царь и верблюд.

P.S. И о проклятом лукизме. Заметила ли я, что у нее есть небольшой физический недостаток? Конечно, заметила: у меня есть глаза. Повлияло это на мой порыв ей помочь? Ничуть. Подпортило мое умиление ее желанием порадовать соседскую девочку? Ни капельки. Не такие уж страшные мы, лукисты :-)

Симбиоз

Голуби не так глупы, как принято думать. Например, эта стайка вступила в симбиоз с автомобилями:

tauben

Над перекрестком растут орехи, урожай в этом году хороший, вся дорога усеяна питательными плодами. Да вот беда – клюв у голубя слабоват, чтобы раздолбить скорлупу и добраться до вкусного ядрышка. А машины давят орехи влегкую: подожди, пока чудище проедет, налетай и клюй. Движение на улице небольшое, до следующей машины птицы успевают хорошо поесть. Этот конвейер работает весь световой день: орехи падают – машины давят – голуби едят.

А пока орехи не созрели, никаких голубей на этом перекрестке не наблюдалось.

Самый большой зоомагазин в мире

Сходили в самый большой в мире зоомагазин – тот, где два года назад не смогли купить кролика (слишком сложный квест оказался). На этот раз покупать никого не собирались, просто хотелось не спеша все осмотреть, не пропустив ни одного уголка. Как в зоопарке.

zoo1

Как войдешь – вольер, а в нем клубок бенгальских котят. Сразу заходят с козырей.

Выбор там, конечно, что надо. От гуппи и волнистых попугайчиков до актиний и тропических древесных лягушек. Можно и сетчатого питона купить за 1000 евро.

zoo4

А то кайманчика или крокодильчика (500 и 1500 евро соответственно).

zoo2

Звезда дня – очень активный паук-птицеед. Остальные спят, а этот позирует:

zoo3

Отдельный стеллаж – живой корм. Жучки, червячки, личинки, мадагаскарские тараканы. Сверчки, пока живы, поют, стрекочут.

Еще там есть внешняя площадка – двор, где бродят разноцветные павлины, толстые-толстые гуси, плавают в чанах карпы и осетры. Все продаются, в том числе черные-черные снаружи и внутри куры породы Ayam cemani. Тут можно купить попкорн и покормить птиц.

zoo5

В отдельном вольере вороны (по 500 евро) вместе с венценосными журавлями и капибарой (без ценника). Жаль, не удалось заснять, как один из воронов пытался съесть цыпленка, а другие мешали. Уж он и туда, и сюда, и даже на спине капибары пытался устроиться – нет, догоняют и пытаются отнять еду.

zoo6

В «собачьем» зале – вольеры со щенками. К каждому вольеру приписан живой сотрудник, который гладит щенков. Так, наверное, по инструкции положено: «собакам нужно человеческое тепло и внимание, не то начнут чахнуть и хиреть». И вот они сидят, почесывают и гладят. Гладят и гладят. И на часы посматривают – о, еще час развлекать щенков и покупателей в этой клетке.

zoo7

Фотки нашего городка

Утренний гость

sept1

Гармония

sept

Заказать особенный номер – не так уж и дорого. Сзади и по бокам там еще нарисованы летучие мышки :-)

Безотходное производство
В нашем ближнем парке стоит вот такая фигура, называется «Наблюдатель». Подростки его уже изрядно потрепали, но общий замысел понятен.

sept4

А примерно в четырех километрах, в городском зоопарке, стоит другой, без названия:

sept3

Хорошая тема для городского квеста.

Попугай как символ

В детстве у меня был волнистый попугай Кеша. Мне хотелось научить его разговаривать; пол и возраст Кеши к этому располагали – молодой самец: они, говорят, лучше других схватывают человеческую речь. Но не научила. Так он и прожил у меня лет пятнадцать, щебеча по-птичьи. А все почему? Потому что я могу повторить «Кеша хороший» сто раз. Ну двести, ну триста. А больше – ну это уже как-то унизительно для обеих сторон. То ли я считаю своего собеседника идиотом, неспособным понять сразу, то ли мне заняться больше нечем :-)

Прошли годы, и вот у меня снова есть волнистый попугай. И с первых дней в нашем доме он отказывался есть из кормушки. Вопит, но нейдет. Соглашался клевать корм, только если мы насыпали его на дно клетки. От этого, конечно, больше сора, неопрятно как-то, но я шла деточке навстречу, лишь бы птичка не оголодала. Уехали в отпуск, отвезли Кешу к мужу на работу на две недели: там и покормят, и пообщаются. И что же? За несколько дней приучили его есть из кормушки как миленького.

Вот, наверное, все, что нужно знать о моих педагогических способностях. И моя работа репетитором английского, и воспитание собственных детей подтверждают это на сто процентов: я умею сотрудничать с теми, кто сам рад сотрудничеству. Дрессировать – не умею.

Это так обаятельно

Который день смотрим с младшей дочкой «Голубого щенка», и тут я вспомнила.

Я не умела шевелить ушами – да и не хотела.
Я не умела надувать пузыри из жвачки – и тоже не хотела.
И свистеть тоже так и не научилась, и снова не больно-то хотелось.

А вот так произносить согласные, как произносит их Алиса Фрейндлих – очень хотелось!

Смешанные чувства

Как полезешь читать Даррелла в оригинале, так и вспомнишь старый глупый анекдот про смешанные чувства: это, мол, когда ваша теща на вашем новом «Мерседесе» летит в пропасть.

Нет, я по-прежнему благодарна товарищам Деревянкиной, Смирнову и Жданову за мое счастливое детство и кучу личных мемов, навсегда застрявших в моей голове: от «резкий ветер задул июль, как свечу» до «слонов, самых больших четвероногих животных Индии». Но блинский блин!

Я еще понимаю, что советская цензура и не могла пропустить в печать эпизод с родами, полный текст куплетов капитана Крича и прочее раблезианство в том же духе. Но остальное-то?!

«Моя семья и другие звери»: видишь игру слов или песенку –  пропусти ее, незачем возиться (тут особенно пострадал Теодор). И скажите на милость, чем провинился эпизод с наблюдением за гидросамолетами? Или эпиграфы?

«Птицы, звери и родственники» пострадали больше всех: нету примерно четверти текста, главы переставлены местами. А я-то думала, что ж это за «судебное дело Лесли» и почему Даррелл не стал о нем писать из особого уважения к среднему брату, что ли? Ладно, теперь у нас есть перевод Таска под гибридным названием «Птицы, звери и моя семья». Нууу, эээ… Его достоинство в том, что он полный. Но при этом, с одной стороны, суховатый (не дотягивает до образности Даррелла, как по мне), с другой – нашпигованный словечками типа «кемарить», на манер «Поттера» Марии Спивак. А о чем идет речь в главе «Бешеные стволы», догадайтесь сами :-)

«Сад богов»: ну, более-менее, но та же петрушка с игрой слов и какими-то мелкими корфиотскими деталями – выкинули, и дело с концом. Да и капитана Крича все-таки жаль :-)

Кажется, я знаю, чем займусь, когда разделаюсь с путеводителем. Надо только с правами разобраться.