Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Нелюбимый типаж

На границе семидесятых-восьмидесятых в советском кино вошел в моду вот такой типаж:

susu1

С детства терпеть не могу, с души воротит. Иногда, кстати, они возвращаются:

susu2

Семантическое, так сказать, поле этого типажа в моей голове:
Обнять и плакать (или менее цензурный вариант).
Пристрелить, чтоб не мучился.
Канареечка жалобно поет.

А еще у прабабушки было в ходу словечко «сюсявый», вот оно тоже подходит как нельзя лучше.

Что, скажете, не нравятся тебе нежность-хрупкость-чистота? Почему же, нравятся. Просто в принцессе хочется больше царственности, а в гаминном типаже – больше лукавой бодрости.

susu3

Вот так – прекрасно. А сюсявых ежиков не люблю. Уж лучше тот медведь.

Понравилось

У нас погибла водомерка,
Теперь вода неизмерима,
Она бушующим потоком
Смывает наши города.

Мы не построили ковчегов,
Нас просто не предупредили
Ни замечательный синоптик,
Ни восхитительный пророк.

И вот, спасаемся, как можем,
И счастливы владельцы лодок,
Всем остальным достались бревна:
Ментам, чиновникам, бомжам.

Мы зажигали фейерверки,
Мы зарабатывали деньги,
Квартиры брали в ипотеку,
Подолгу делали ремонт.

Мы как-то вышли на прогулку,
И там был, вроде, пруд пожарный.
Вдруг кто-то смотрит: водомерка.
И бросил камень. И попал.


Автор – Дмитрий Легеза.

Нет, это не просто агитка «Берегите природу». Удалось зачерпнуть глубже, в настоящую жуть. Вот прудик этот. А за ним – громады вод, как в фильмах Миядзаки или во сне, который видели и Толкиен, и я: исполинская волна поднимается над горами.

Маша – за наших

Многие ругают эти мультики: плохо влияют на детей, ничему хорошему не учат, Маша родительскую фигуру в лице Медведя не уважает. А мне нравится. Я, естественно, больше сопереживаю Медведю и удивляюсь его долготерпению: максимум – в угол. Но и Маша не злая, не злонамеренная, просто хулиганка – и это очень заметно. Типа Пеппи, хотя и не с такой активной социальной позицией.

На «не учат ничему хорошему» авторы, кстати, ответили весьма остроумно, сделав серию «Кошки-мышки»: явный оммаж «Тому и Джерри» и декларация – мол, мы им наследуем и продолжаем ту же традицию, потому что мультики, которые «Не несут эту, как ее… не несут – и не хотят!» тоже радуют людей:




Лучшими-то, пожалуй, были первые серии: там еще был Лес, дремучий и древний лес, где Волк – страшный, где в темноте мелькают неведомые твари. Это потом он превратился в некое условное безопасное пространство, в сцену. Ну да ладно, важнее другое – мне очень нравятся некоторые ценности съемочной группы:

Разумный эгоизм (а не жадность и не полное самоотречение). В серии «Ловись, рыбка» Маша распределяет дары Золотой рыбки так: два себе – один Медведю, потому что ему было грустно, она это заметила и пожалела друга.



Фронда. Серия «Не царское дело»: долго терпел народ правительницу, которая считала, что царские обязанности – только кататься на каретах и красоваться на портретах. Но когда она окончательно обнаглела и отказалась народ кормить, тут-то и зазвучала «Марсельеза». Добрым молодцам урок.



Интернационализм. Старый, добрый, почти забытый. Когда Медведь & Co прилетают на Луну, они видят там и записку от Нила А., и американский флаг, и советский аппарат. Мир, дружба, никакой конспирологии, ура.



Доверие миру. Вот этот момент вообще у меня любимый, ключевой: в серии «Следы невиданных зверей» Маша, увидев следы волка, тянет Медведя – «Бежим скорей волка смотреть!». Еще раз: «Волка смотреть». Не «Ой, я волка боюсь», не «Давай волка убьем», нет: «смотреть». Доброжелательное любопытство. Не забывающее, кстати, о мерах предосторожности: «И комочек не забудь» (так, на всякий случай, для самообороны).



В общем, я рада за Машу с Медведем, что в XXI веке именно они стали самым популярным русским брендом: не «Калашниковым» единым. Вон даже тут, в германской глубинке, их знают – то ведерко с Машей у немецкого малыша увидишь, то салфетки на детском Дне рождения. Молодцы ребята.

P.S. На одном из дисков после сборника «МиМ» было записано еще несколько мультиков в нагрузку – в том числе и тот, из которого, видимо, вся идея сериала и выросла:

Еще немного coming-out'ов

…скажу вашему высокопреосвященству, что все мои друзья находятся среди мушкетеров и гвардейцев короля, а враги, по какой-то непонятной роковой случайности, служат вашему высокопреосвященству, так что меня дурно приняли бы здесь и на меня дурно посмотрели бы там, если бы я принял ваше предложение, монсеньер.

По какой-то непонятной роковой случайности – или нет – люди в состоянии «лучше перебдеть» несимпатичны мне с детства чисто эстетически. Мне не нравится, какие слова они выбирают, не нравятся их поучительно-встревоженные или заполошные интонации, мимика, позы. Пенопласт по стеклу, вилка по тарелке, стекловата за шиворот. В кино «перебдеть» еще может быть красивым, в жизни – не встречалось.
Поэтому во всех нынешних холиварах моя сторона была предопределена с самого начала. Без шансов, ваше высокопреосвященство.

– Сэр! Спасайтесь! Темза вышла из берегов! Через пять минут вода хлынет сюда!
– Джон! Выйдите и доложите, как полагается английскому слуге.

– К вам Темза, сэр.

Действующие лица

Что ж, пожалуй, на сцене собрались практически все участники пьесы, которые непременно должны были появиться:


  • Курица-наседка: «Надо спасаться! Все под крыло, быстрее! Как это – пойдешь без маски? Только через мой труп!» (кто видел, как курица пытается уместить под крыльями уже подросших цыплят, тот представляет).

  • Хомяк: «Мало ли. Пригодится. Древний инстинкт – он дело говорит. Вот гречечка моя, вот бумажка туалетная, вот макарончики – авось перезимуем!»

  • Выживальщик: «Уфф, наконец-то мир соответствует моим представлениям о нем. Теперь я могу, не таясь, протирать хлоркой кнопки в лифте».

  • Печорин: «Людишки нашли себе новую игрушку. Я выше этого, и смерти не боюсь».

  • Укоряющий за легкомыслие/серьезность: «Из-за вас люди умрут!» / «Из-за вас люди тронутся умом!»

  • Ворон Nevermore: «Мир уже не будет прежним! Земля избавляется от человека! Вот и поделом нам, а в Венеции уже завелись лебеди».

  • Наблюдатель: «Ух, какую диссертацию я на этом материале напишу!»

  • Умник: «Сейчас я с цифрами в руках докажу вам, что все не так уж плохо / все гораздо хуже».

  • Человек-возгонка: «Маловато будет! Давайте еще поговорим о том, что скоро весь город обольют антисептиком с вертолетов, а крупу будут выдавать по карточкам!»

  • Конспиролог: «Пфф, не будьте так наивны - это боевой вирус, за этим стоит Путин/Трамп/Китай/рептилоиды».

  • Мерзавец: «К черту это всё, просто верните мне как было» (это я).

  • Подросток-клоун: «Пойдем, будем на всех кашлять и писать на стенах «У Джона – корона!»»


Отчего-то до сих пор не видно Диверсанта, реального или воображаемого, из рассказов Возгонки. Где тот, кто «бросил свой заразный носовой платок прямо в окно дома престарелых, инфа 100 %»? Кто втыкает шприцы с вирусом в автобусные сиденья? Без него картина неполна.

Я кого-нибудь забыла? ;-)

Лошадка-а-а-а!

Уж не знаю, насколько правы те, кто считает древних германцев прототипом всадников Рохана. Но факт остается фактом: насколько я успела заметить, к лошадям в Германии действительно особое отношение.

Ежегодно выходит как минимум один новый фильм «про лошадку». Даже отдельный жанр есть, со своим названием – Pferdefilm (лошадиный фильм). Там полный феминизм, кстати: обычно главный двуногий герой – девочка-подросток.

По всей стране полно конноспортивных лагерей; там, опять же, бывают чисто девичьи смены (своими глазами видела плакат у них в спальне – «Лошадка лучше, чем бойфренд»).

На днях вообще смешно было. Взяли из садика на денёк детскую энциклопедию, листаем. Первая глава – как всё начиналось: Большой взрыв, звёзды, формирование планет, Пангея и так далее. Вторая глава, сразу после сотворения мира – «Лошадь»: породы, выездка, чем кормить, как чистить, как правильно падать. А уже потом все остальное, всякие времена года, глубочайшие моря и высочайшие горы.

А вы говорите – котики.

pferde    

Индексы и катки

Есть такой индекс (не помню, каким красивым именем называется), он мне попадался несколько раз в статьях про моду и личный стиль: числитель – стоимость вещи, знаменатель – сколько раз ее надевали. И чем меньше этот индекс, тем лучше – значит, человек умеет выбирать и сочетать все эти сапоги, пальто и сумки. Обычный человек, кинозвезд и шахинь не рассматриваем. Хороший подход, мне нравится, согласуется с моим принципом «вещи должны работать, а не лежать». Хотя что греха таить, есть у меня в шкафу такие экземпляры, для которых этот индекс рассчитать нельзя – законы математики не разрешают :-) Но в целом да, стремлюсь.

А еще я для себя придумала пару похожих индексов, один кулинарный, другой развлекательный. Индекс Хлеба и индекс Зрелищ, так сказать.

Кулинарный: числитель – время приготовления, знаменатель – время поедания. Опять же чем меньше, тем лучше. Если индекс сильно больше единицы, то это однозначно праздничное блюдо. Причем в зачет идет только «чистое» рабочее время, и потому рецепты, где все готовится в один прием, имеют преимущество перед теми, где нужно уделить отдельное внимание каждому кусочку. «Запечь единым куском в духовке» vs «нафаршируйте каждую виноградину зернышком граната»: единый кусок выигрывает схватку! Аналогично «взбейте в течение 1 минуты и поставьте застывать на 2 часа» выигрывает у «готовьте 40 минут, постоянно помешивая».

Развлекательный: числитель – время собственно самого развлечения, моменты радости, знаменатель – время на организацию, подготовку. Тут наоборот: чем больше, тем лучше. Ехать на двухчасовой фильм те же два часа в один конец и два обратно – как-то странно. Имеет смысл, если только этот фильм прям нигде и никогда больше не посмотришь, или если там будет Она, Та Самая, или Он, Свет в окошке.

В этом плане самые никчемные заведения – это большие городские катки. Вообще не понимаю. Если он у тебя из окна виден, тогда еще ладно. Но люди реально едут с этими коньками через весь город. Потом очередь. Потом катаешься не сколько влезет, а по сеансам (с учетом очереди мы уже в минусе). Если ты не профи, только и ждешь, что тебя сейчас толкнут и уронят. Если ты профи, тебе в толпе не развернуться, свободного льда для  пируэтов мало, для гонок – вообще нет. Потом еще обратно ехать. Объясните мне, где удовольствие-то? Такое же бессмысленное дело, как раньше ездили за семь верст «мыться к друзьям, у них горячая вода есть». Ага, и сразу же снова в метро и в автобус, потеть и пылиться.

Не, хороший каток – это коробка в соседнем переулке, где по утрам вообще никого нет, а вечером зажигаются фонарики и на лед выезжает бодрая пенсионерка да пара семей с детьми. Или вот отлично было у нас раньше в Зеленограде: лесной стадион, где беговые дорожки зимой заливали, превращали в большое ледяное кольцо. Выходишь из дома, гуляешь по лесу минут пятнадцать и доходишь до катка – там почти пусто, привольно. Кто-то круги наматывает на беговых, кто-то в стороне крутится на фигурных.

А вообще мечта – это чтоб был большой лесопарк, а дорожки в нем сплошь залиты: вход свободный с любого конца, но без коньков особо не сунешься. Скользишь, думаешь о своем, редким встречным улыбаешься, на синичек любуешься. Вот это я понимаю – каток.

Мёбиус крут

Кто помнит французский мультик «Властелины времени»? Там еще веселый старикан пел самому себе песню про зашибалу, инопланетные лотосы абликотировали, а инопланетные шершни проели мальчику голову. Я в детстве несколько раз смотрела, и мой оторопелый ужас перед обычными земными шершнями – он оттуда. Графика там была небывалая, как нарисованные сны.

Художником того фильма был Мёбиус (Moebius; настоящее имя Jean Giraud, 1938-2012). На каникулах мы съездили на его выставку в Max Ernst Museum – это потрясающе. «Властелины времени» – капля в том море, которое он сотворил. Мощнейший сюрреалист, человечище.

Бывает, смотришь на картину и понимаешь: придумать так мне вполне по силам, разве что не смогу нарисовать, перенести из мозга на бумагу или на планшет. С фантазией порядок, просто не хватает «руки», мастерства. Перед фантазией Мебиуса я пас, сдаюсь. Не могу породить такое. Да если бы только фантазия! Там ведь у него и мастерство, ремесло, такой уровень работы с деталями и цветом, что тоже трудно себе представить, как вообще шел процесс и сколько часов и дней требовал каждый лист.

moebius2

moebius3

Он начинал с классических комиксов-вестернов (сохранились интересные промежуточные этапы - он делал слои без Фотошопа, накладывал на лист с черными контурами кальку с заливками, чтобы проверить выбор цвета). А потом его как прорвало в собственный стиль: по его собственным словам, он стал археологом снов и воспоминаний. Фауна Марса, одушевленные пустыни, птицы-киборги, оседланные инопланетными кочевниками...

В то же время при всей уникальности Мёбиус был очень плотно вписан в контекст 70-80-х, питался им и создавал его. Вот, пожалуйста, чем не Татуин:


moebius4

Или Джеонозис:

moebius5

Отголоски этого стиля доходили и до нас, хотя бы в виде обложек журнала «Химия и Жизнь» (грустные пространства, мелкая точечная штриховка…):

moebius8

Или в прекрасных иллюстрациях Геннадия Калиновского к «Алисе в стране чудес»:

moebius7

А еще от Мёбиуса перекидываются мостики в наше время. Некоторые работы вполне могли быть кадрами из фильмов Миядзаки:

moebius10

moebius11

Или картами для великой игры Dixit (там художники тоже, кстати, французы):

moebius12

Словом, вот еще один человек, о котором стоит узнать.

Третьи сутки напеваю:

Фильм, часть седьмая – тут можно поесть,
Потому что я не смотрел предыдущие шесть.


Ага, ни шесть, ни семь – вообще ни одной серии не видела. Мемы – знаю, разборы костюмов и сценографии – читала, а так – нет.
На самом деле гордиться тут нечем. Это не продуманная поза –  «все с ума посходили, а я нормальный», – а банально времени не хватает. Не вмещается в жизнь все занимательное, хоть тресни. Так и зарождается отсталость: не успеваешь смотреть, читать, слушать новинки – и потихоньку покрываешься мхом.

С другой стороны, будь у меня даже океан времени, просмотр сериалов, пожалуй, вошел бы только во вторую сотню списка. И вообще а) Джордж Мартин – это продюсер «Битлз» б) мне достаточно книги.