Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Разгадка трех дней

Ну вот, я сделал все, что смог. Окропил его живой водой и прочитал Заклятье Исцеления. Теперь на все воля богов. Если на исходе третьего дня он не очнется, то его ладья уплывет в страну предков.

Волшебные три дня! Всё-то «три дни Иван ни жив ни мертв лежал», «бился он со Смертью три дня и три ночи». А теперь переводим на современный язык:
Как известно, при банальной вирусной инфекции острая фаза, сопровождающаяся высокой температурой, длится порядка трех суток. Если через трое суток больному стало легче – молодец, хороший иммунитет, организм справляется. А если лучше не становится, то скорее всего возникло осложнение, присоединилась бактериальная инфекция. Антибиотиков в наших сказочных временах еще нету – так что помрет Иванушка, земля ему пухом.

Иголка в ноге самурая

Мне было лет десять. Родители еще не пришли, сумерки за окном только-только начинаются – я любила это время. Валялась с книжкой, слушала музыку, подпевала.

Зачем мне понадобилось забраться на стул, уже не помню: то ли штору поправить, то ли форточку закрыть. Но когда я, спускаясь, сделала шаг назад и вниз – что-то пронзительно острое прошило мне стопу, как-то ощутимо воткнулось в кость и переломилось.

Я сразу поняла: иголка. Наверное, мама шила, обронила. А та застряла торчком в ворсе паласа.

Две мысли одновременно: «Как же больно, очень больно!» и «Нельзя никому говорить». Подцепить сразу не удалось, ушла вглубь. Значит, потащат к врачам, они будут делать со мной что-нибудь страшное. Еще я каким-то образом буду виновата, что это случилось со мной. Но самое противное, чего мне хотелось избежать – это кудахтанья. Это было так некрасиво! Что угодно отдашь, лишь бы этого не видеть и не слышать: ахи, охи, трагические лица и фразы, поиски преступника, не уследившего за иглой и пр. и др. Меня провозгласят Ребенком с Раненой Ногой, будут смотреть на меня и говорить обо мне только как о Ребенке с Раненой Ногой – прощай надолго, нормальная жизнь. Именно кудахтанье было источником и вины, и страха перед врачами, и много чего еще. Мне так не хватало взрослых, которые в моменты, когда что-то идет не так, говорили и поступали бы красиво! Иронично, круто, спокойно: как японские самураи или английские джентльмены. Как Брэд Питт у Тарантино, вот!

Так никому и не сказала. Даже несмотря на страшилки про то, что иголка может по кровеносным сосудам дойти до сердца. В школу – ходила: иду и прямо чувствую, как обломки иглы укладываются в основании большого пальца. И на балет тоже, хотя первые пару занятий было нелегко; вот особенно когда нужно положить ногу на верхнюю перекладину станка и тянуть носок – в глазах темнело. Ничего, прошло со временем.

Через много лет – я уже замужем была, – мы решили полюбопытствовать, как там иголка: может, и нет ничего? Сделали рентген: вот они, два обломочка, лежат. Даже ушко видно. Врач сказал, удалять не надо – за эти годы они уже инкапсулировались, нашли свое место, а резать, искать – это ж весь палец разворотить, как бы хуже не стало. Не звенит в аэропорту, и ладно.

Так и идет, всегда и во всем. Вот был у меня аппендицит посреди второй беременности. С вечера почувствовала – что-то сильно не то. Пережила ночь, утром, как всегда, собрала и отвела ребенка в садик, улыбнулась, поцеловала. Не муж и не свекровь, хотя они были под рукой. Вернулась домой, и вот тогда уж мы поехали сдаваться врачам. А они там еще и сомневались: мол, что-то вы слишком прямо держитесь и легко ноги поднимаете, с аппендицитом так не ходят. Ну, анализы-то крови показали мою правоту :-)

Вот так чувство прекрасного может оказаться сильнее, чем инстинкт самосохранения :-) Уж если без иголки обойтись не удалось, то пусть хоть спина будет прямой, а upper lip – таки stiff.

Лытдыбр

Это у меня редкий зверь, но сегодня вот так.

Начало нового сезона. Этот момент – возвращение из поездки – всегда меня радует. Пока не врос в рутину обратно, есть шанс на жизнь-праздник. Шанс избавиться от старых плохих привычек и завести новые, хорошие. Свежий взгляд, перезагрузка, пересмотр порядков: может, что-то пора убрать? может, что-то пора привнести?

Что успели в Москве. Ой, много всего:
- побывали в Зеленограде, на даче и в гостях

- разобрала книги на складе, разложила по трем категориям – взрослые качественные, взрослые-трэш и детские; теперь до Нового года будем продавать, а потом спишем (может, кому надо? можем и в Европу отсылать)

- познакомилась с типографией, заключила договор на печать своего путеводителя; теперь надо бы макет закончить

- сходила на маникюр-педикюр – отлично, в парикмахерскую – опять расстроилась: ну когда же изобретут наконец красивую завивку без укладки! Мастер честно мне сказала, что все равно не получится то, что хочу – уговорила, не стали ничего делать

- раз десять сходили в контактный зоопарк с младшей; как на работу, нас уже и люди, и звери узнавали

- прошла check-up (диспансеризацию) – здорова как корова, не считая небольшого авитаминоза

- посмотрела нового Тарантино, в восторге от фильма в целом и от Брэда Питта в частности – кааайф!

- сходили со старшей к хорошему нейропсихологу: ура, диагноз поставлен, лечение назначено, первые результаты радуют

- сходила к стоматологу сама и сводила детей: все в полном порядке, зашли и вышли

- провели детскую вечеринку для московских подруг – с самодельной пиньятой, молочными коктейлями, суши и яблочным пирогом; дети устроили спектакль-экспромт

- яблок набрали – ого-го! раздавала всем, как тот заяц – и родственникам, и знакомым, и в Германию вот привезли, и в садик сегодня отнесли чуть-чуть; а сколько еще осталось там на ветках!

Родительские дома: пора отказаться от фантомной иллюзии, что там – источник отдохновения. Что там  вообще источник. Что можно оттуда чем-то напитаться. Нет. Там тоже надо работать, отдавать и держать спину. Здесь, у себя – легче.

Оказывается, уже можно надеть в дорогу с детьми белоснежные брюки и однотонную блузку яркого цвета, на которой будет видно каждое пятнышко, и добраться до пункта назначения чистой. Не облили, не ткнули фломастером, не стошнили, не написали, не накакали. Уфф, дожила.

Я была в аэропорту = я пополнила коллекцию ароматов-миниатюр. На этот раз – Dolce&Gabbana, travel set с черным бантом (ароматы Light Blue, The One, Dolce). В целом парфюмеры-итальянцы не так четко работают на меня, как французы. Но эти запахи меня интригуют, они не слишком жесткие – в ближайший месяц буду их носить, особенно The One.

Диагноз по аватарке

Как еж на аватарке, так быть беде. То колючего зверька все обижают, не уважают и третируют, но выйти из этого окружения нет никакой возможности – снаряды не подвезли. То в детстве ежик-девушка спал одетым, чтоб в школу быстрей собираться, а теперь складывает домашний мусор в пакетик, висящий на ручке двери. Попадаются среди ежей и ЗОЖники-сектанты. «Моя нежная душа прикрыта колючками» – это серьезный симптом, да.

Вклинивается голос Дроздова: все ежи, о которых говорится в нашем репортаже, как правило, самки.

Эй, кто-нибудь знает интернет-ежика, у кого все в жизни более-менее норм? И попадаются ли среди них мальчики?

Хочется поменять тенденцию. Заведу себе аватарку с ежом

hedgehog

и буду нарочно использовать ее для самых лучезарных комментариев, источающих эльфийскую гармонию и мещанское благополучие.

Нытик-паралитик, кишки наружу!

У одной женщины умер любимый муж. Ей плохо. А поскольку она не просто женщина, а публикующийся литератор, то умеет выражаться пронзительно навзрыд. Что и делает в своем блоге, регулярно вписывает в книгу своих страданий страницу за страницей. Красочно, увлекательно! Как если бы человек, только вышедший из больницы, не просто говорил «У меня была операция, я пока не могу пойти кататься на лыжах», а расписывал, где именно и как у него болит, сколько гноя откачали, с какими мучениями он сейчас посещает туалет; а то и задирал майку, чтобы шов показать.

Я туда захожу и досконально читаю, иногда и не один раз в день. Автор: «Ах, как мне плохо-плохо. Плохо навсегда, плохо насовсем. Трудно здесь, невыносимо там, ад внутри, ад снаружи – злые люди, трудные дела, тяжелые чемоданы, противные бумажки. А я, ребенок нежный, должна теперь отращивать шипы (что и делаю с опережением, гады!). Ни про какие будущие встречи, бессмертие души и жизнь в детях слушать не могу! Утешения не работают, просвета нет и не будет – это всяких бесчувственных можно утешить, но не меня». Хор подписчиков: «Держись! Ты лучшая! Чем помочь? Обнимаю! Никто другой не мог бы написать так об этом!»

Основной посыл: горем упиваюсь и упиваться буду! Буду так, буду сяк. Из недавнего, свеженького: всю эту литературу про проживание горя и про то, как справиться с утратой, писали инопланетные роботы, не знающие большой любви. Мой случай уникален.

А я, повторю, все это читаю.

Мне-то это зачем? Я ж возвожу бодрость духа в ранг добродетели – не меньшей, чем, скажем, честность или щедрость (а то и получше них бывает)? Признаюсь честно: я человек обычный. В Пушкинском музее мне всегда было интересно смотреть мумий, в Мавзолее на Ленина тоже – бог с ней, с революцией, но это ж целый настоящий мертвец! Жертвы аварий тоже притягивают меня-зеваку, а тут жертва не просто лежит на земле в помрачении, а призывно машет – «Глянь, как кости торчат! Кишки наружу!».

Так что со мной все понятно. А вот самой вдове зачем это нужно? Там, в хоре тысяч читателей, нашлась одна, которая спросила. Выразила сомнения: а не пожалеете ли вы, уважаемый автор – чуть позже – об этих страданиях на публику. Не помешают ли эти «кишки наружу» вам - уважать себя, а другим – уважать вас?

Ее, конечно, заклевали подпевалы. Это была не я, но это могла быть я. Потому что точно так же думаю. Жжет изнутри невыносимо, хочется выплеснуть – понятно. Но, может, не здесь, не всем и не так? Видите же, что прибегают зеваки, чтобы сунуть нос в ваши раны – вам этого хочется, что ли? Чтобы на следующий день самой же написать: вот уроды, лезут в мою жизнь, обсасывают мои косточки, обсуждают подробности. Это, наверное, такая кустарная терапия собственного изобретения.

И про самоуважение. Когда я начала себя осознавать – помню – я была меланхоликом. В моем роду не было ни джентльменов, ни самураев, увы. Как держать лицо, совсем некому было научить. Накачать «мышцы души» до состояния сангвиника мне помогли
вопросы к самой себе: хочешь, чтобы все-все тебя запомнили как «Ту, у которой все плохо»? Чтобы говорили «да это та, что вечно ноет»? Будешь при этом уважать себя? Три раза «нет»? Тогда надо что-то делать.


И я начала учиться. Не лицемерию «у меня все плохо, а я скажу, что хорошо». А умению честно сказать «плохо», но не пускаться в подробности. И умению побыстрее выбираться из «плохо», пока не нарушились все планы и не испортился большой кусок жизни.

Так что спасибо тщеславию за толчок к развитию. И вот что любопытно: люди совсем без тщеславия вряд ли бывают. Наверное, у подвида «кишки наружу» оно совсем по-другому работает, раз позволяет им такое?

Приложение: мультик (и песня):


Долгие болезни

А вот интересно. Отчего в старых книжках так долго болеют? Вспомните – и дети, и взрослые проводят в постельном режиме недели, а то и месяцы. Слег Митюша, скажем, на Святки – а вышел во двор, когда первые весенние цветы и проч. Миновало лето, а за ним и осень, и вот Ивана Ивановича выписывают из больницы.

Разве сейчас так бывает? Три дня ломоты и жара – и все, живешь как жил, долечиваешь сопли.  В больницу попал (например, с аппендицитом) – так через неделю-две отправишься домой, никто месяцами держать тебя не будет.

То ли при том уровне медицины недуги протекали тяжелее, а долечивать дома было сложнее (плюс куча инфекций, от которых нынче есть прививки). То ли писатели драматизируют – в воспоминаниях о собственном детстве масштаб может быть искажен, а повествования о прочих героях отчего бы и не приукрасить сознательно. То ли сама жизнь была такой размеренной, slow, что о спешке нельзя было и помыслить: как из Петербурга в Москву – так ехать неделю, как застолье – так восемь перемен блюд, как болеть – так уж болеть на совесть (но долго хворают и книжные бедняки, которым разлеживаться вроде бы недосуг, и положительные советские герои, кому уж и вовсе не к лицу лишний день нежиться в постели).

Стоматолог wanted

Мой любимый стоматолог, ангел мой Светлана Александровна, которой я пела дефирамбы везде и всюду, ушла - увы - на пенсию. И то сказать, ей около семидесяти. Учеников не оставила. И потому ищу замену: без "своего" семейного стоматолога - никак.

Буду очень благодарна, если вы подскажете имена-адреса-расценки хороших стоматологов-терапевтов. Москва, желательно ЦАО, но по большому счету район не имеет значения. Даже цена в общем-то вторична. Самое главное для меня - подход к лечению, редко встречающийся сейчас: бороться за зуб до последнего. Лепить пломбу к пломбе, давать "родному" зубу шанс еще хоть на год, на два, и только в самых безнадежных случаях говорить о протезировании. А не так: "Ну, тут лучше сразу под замену, вот наш прайс". Наша семья такой подход не приветствует. Нам нужен стоматолог, который любит лечить.

Нормальный стоматолог – на вес золота

К своему стоматологу я езжу в другой город. Звучит, да? Правда, в моем случае этот «другой город» значит «из Москвы в Зеленоград, с заездом к маме на борщ и на почесать спинку», но все равно целый день вынь да положь. Стоит оно того? Очень даже стоит.

Моя Светлана Александровна – динозавр и матриарх, тот редкий зубной врач, который до последнего борется за каждый зуб. Пломбы, облицовки, реставрации – что угодно, но на удаление она пойдет только в самом-самом крайнем случае.

Я тут пробовала ей изменить однажды. Работы для дантиста во мне много: школьная карательная стоматология до сих пор аукается, до сих пор норовлю поднакопить проблем – а потом всё разом, эххх! Вот я и клюнула на рекламу клиники с наркозом или седацией – типа посплю, а они мне за пару сеансов все зубы и починят. И не ездить далеко.

Прихожу – вот мои деньги, лечите меня!

А там, конечно, белые диваны, икебаны, интерьер как из журнала и модели-зубы-наружу на ресепшн. Сначала надо посидеть, подождать, кофе выпить, в плазму на полстены потупить, договор подписать. Наконец зовут меня на осмотр.

Говорю – так и так, хочу лечиться под наркозом, давайте составим план лечения и смету. А они как набросились! «Какие пломбы, Вы что?! Тут под удаление, и это тоже, убрать отсюда, тут обточить под коронку, тут десну подрезать и натянуть». В общем, перекроить весь рот по цене кругосветного путешествия («плюс работа ортодонта, ну Вы же понимаете»).

А я ж клиент, я настаиваю: давайте посчитаем то, что мне нужно! Я Голливуд не хочу, я хочу поправить то, что имеем! «Нет», - руками разводят, – «Наш профессионализм не позволяет пойти Вам навстречу. Только до основанья, а затем. Только хардкор».

Сбежала я от них, конечно. Отделалась осмотром и сожалеющими взглядами девушек с ресепшн: несчастная, не может позволить себе выдрать все зубы. Вернулась блудная дочь к своему проверенному стоматологу – и вот чудеса-то: ничего удалять и резать не пришлось. Было это несколько лет назад, и до сих пор всё на месте.

И это не только я так попала. Поспрашивала знакомых – оказывается, такой подход сплошь и рядом. И что пугает – скорее всего, дело не только в деньгах. Не только в главвраче, который велит раскручивать по максимуму, а не отделываться сравнительно дешевенькими пломбами. Боюсь, что их так сейчас учат, и даже при всем желании и за бесплатно они не смогут бороться за зуб до конца – у них в руках только такие материалы и методики, что проще удалить и заменить.

Поэтому езжу в другой город. Единственный недостаток моего ангела – ей уже за шестьдесят. Мысли закрадываются – а вдруг я стану первой, на ком у нее дрогнет рука? Б-р-р, не хотелось бы. И вот выйдет Светлана Александровна на пенсию – что я делать-то буду? Храни ее Господь.

Скорее бы запустили в массы выращивание зародышевых зубов, что ли.

dentist

Список в роддом

Списки меня чаруют. Может, я control freak. Но они – клянусь - отнюдь не сухи и не скучны. Списки хранят воспоминания не хуже, чем флаконы из-под духов. Повеет, скажем, Flower от Kenzo – сразу воскреснет весна две тысячи второго: разъезжаю на самокате, киплю идеями, сбежала из офиса, свобода, дух новых начал! А откроешь файл «Корфу2011» (не забыть! взять с собой!) - так эффект ничуть не хуже: кипарисы, солнце валится за гору, купальники и полотенца сохнут на заднем дворе, бокалы запотели от холодного белого вина.
Словом, лирическое произведение, как список класса Рамздэльской гимназии.

Поэтому хочу приколотить этот список сюда. Чтобы апрель-май две тысячи четырнадцатого не затерялся в старых записных книжках, не потонул во времени навсегда.
Да и практически – может, пригодится кому другому.

Вот такая у меня была сумка в роддом.
В родзал:
- телефон
- маленькая бутылка воды
- тапочки моющиеся (сувенир с Ниагарского водопада) – мне и мужу
- документы (паспорт + копия, полис + копия, контракт, обменная карта, флюорография мужа)

Потом:
- блокнот + ручка
- зарядка для телефона
- iPad + зарядка
- очки + футляр для очков
- деньги
- ключи
- зеркальце
- расческа
- заколки для волос
- косметика-уход (крем для лица, для век, для губ, для тела)
- косметика-декор (пудра, тушь, помада, тени)
- дезодорант
- шампунь
- мыло
- губка для душа
- зубная щетка + паста
- пилка для ногтей
- маникюрные ножницы
- «Пурелан» для груди
- «Мирамистин»
- ночная рубашка
- халатик
- домашний костюм
- бюстгальтеры для кормления
- послеродовые трусики
- послеродовые прокладки
- полотенце малое
- полотенце большое
- чашка со встроенным ситечком
- ложки-ножик-вилка
- сушки-баранки
- Nutridrink
- заварка
- питьевая вода
- пакеты полиэтиленовые чистые
- салфетки влажные антибактериальные
- салфетки простые столовые
- подгузники
- впитывающие простынки
- крем под подгузник
- жидкое мыло для младенцев
- «Аквамарис» детский
- детская одежда: 3 боди, кофточка, шапочка

Было, но не пригодилось: ночная рубашка, жидкое мыло и Nutridrink.
Не было, да надо бы: детский «Називин» (с непривычки у Лизы в первый день нос заложило) и молокоотсос.
Ну еще заранее приготовила и оставила дома одежду на выписку – и себе, и Елизавете.

Я – мать. Мать, мать

Маска для сна – отличная вещь. Чтобы лучше спать и качественнее высыпаться, нужен мелатонин, так? Он вырабатывается, если спишь в полной темноте, так? Полной темноты мне взять неоткуда – горит ночник, проникает свет с улицы. Поэтому я надеваю маску и улетаю в сон. Очень крепко, очень глубоко. Отключаюсь напрочь. Может, это самовнушение, но я и правда неплохо высыпаюсь даже за пять часов. Совсем не такой ходячий зомби, каким я была с первой дочерью.

Симетикон, симетикон… Автоботы, десептиконы, а третья раса - симетиконы… Интересно, я единственная мама, кому в названии лекарства от колик слышится что-то трансформерное?

Нелегко работать зубною мышью. Когда заказывают пудреницу – это еще ладно. Делов-то: дождался, пока клиент заснет, просунул руку под подушку, зуб убрал, пудреницу подложил. А вот когда на следующий день с очередным зубом поступает заказ на волшебную палочку, да не игрушечную, а настоящую…Палочек на вас не напасешься! Приходится сочинять объяснительную записку: инопланетный алфавит – раз, вымочить бумагу в заварке – два, подпалить края зажигалкой – три. Меняем зуб на записку и готовимся к утренней расшифровке: что хотела сказать мышь? Что палочки закончились? Что курс – 10 зубов за 1 палочку? Что волшебные предметы в обмене не участвуют? Что нефиг было выковыривать всю пудру из пудреницы, мышка обиделась и опасается за сохранность палочки?

celestine