Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Пушкинским путём

done

Какое счастье. Кто сегодня пьет шампанское, настоящее, с честной надписью Champagne? Я пью. Я закончила работу, которую делала целый год. Плела-плела эти рубашки из крапивыи доплела. Так что сейчас we are the champions, my friend.

А на столе – стопка еще не переведенной дарреллианы, а в голову вдруг снова ломится книга, задуманная еще пятнадцать лет назад. Плюс заметки для блога. Так что ничего не знаю, какой вирус-шмирус, у нас тут Болдинская весна.

Мне раньше не нравился блог Макса Фрая, а потом как понравился, и вот недавно там было про то, как жить нормально, невзирая на происходящее вовне:
Самый простой способ справиться со страхом - предельно увлечённо заниматься своим делом… Тем, у кого сейчас период вдохновенной увлечённости, можно вообще ничего дальше не объяснять. Вдохновение несовместимо с тревожностью, оно даже с вовремя пожрать и пройти по дому, не набив синяков, не всегда совместимо, потому что захватывает всё внимание целиком (вот вам, кстати, годный, очень правдивый, а потому жестокий маркер, дорогие художники: если вам хватает внимания на тревожность, это у вас не вдохновение, а фуфло).
Вот вам лучший в мире, самый точный маркер вашего текущего состояния: если у вас в последнее время эйфорическое (приподнятое хотя бы) настроение (и при этом вы в целом не одержимы ни суицидными устремлениями, ни мизантропией в духе робота Бендера), значит у вас очень хороший контакт с реальностью, лучше, чем с социумом.


И вот я это поймала. Пока мне не мешают писать, буду ходить и улыбаться. Есть такая песня, «Марш небесных связистов»:
…Я поймал волну!
Теперь хрен ты меня достанешь!

Вот она целиком, прекрасная песня: http://www.bards.ru/archives/part.php?id=32963

Со стороны-то, конечно, комичнее:

poet
Fritz Zuber Buhler, «Поэтесса»

Так, пара мыслей

Детский эгоцентризм: ребенок не осознает, что он может быть не центральным объектом в системе. Как в знаменитом эксперименте Пиаже, когда дети на вопрос «Сколько у тебя братьев и сестер?» отвечали, допустим, «Три», а на вопрос «А сколько их у твоего брата?» – «Два».

Говорят, это проходит вместе с детством. Да щас – «проходит». Цветет пышным цветом!

Четкий маркер – когда человек пишет «у нас». У нас все заболели, у нас инопланетяне высадились, у нас гречка есть, у нас гречки нет. Зачем уточнять, где это «у нас»? Все же знают, где я, Вася Пупкин, живу. Как это – «не центральный объект в системе»?!

***

Великолепный кейс на тему «Обмен свободы на безопасность». Антропологам и социологам будет о чем порассуждать. Чем больше угроза, тем ниже котируется свобода, само собой. Если со двора стали воровать велосипеды, мы вроде уже и не против установки камер, хотя еще вчера без особого восторга читали антиутопии про общество тотальной слежки.

Так что нынешний расцвет – естественный, но настолько резкий и бурный, что залюбуешься.

Где все интернет-борцы за неприкосновенность частной жизни и свободы перемещений? Те, кто был готовы судиться из-за того, что его фото (общим планом, в толпе) опубликовали в заметке «Провожаем зиму» без разрешения?
Не то теперь:
«Коллега приехала из Италии, но никому не сообщила, что делать?» – в ответ наперебой: «Звоните руководству, в Потребнадзор, в полицию!»
«Заприте стариков по домам! Как это – не хотят?»
«Штрафуйте тех, кто без масок!»
«К соседям приходили гости – не заявить ли?»


И сверху: «Государство не разрешает гражданам рисковать своими жизнями без прямой санкции государства: вот если мы вас на войну станем посылать – тогда другое дело. А пока будем-ка отслеживать ваши перемещения».

Я совсем не хочу сказать, что это неправильно. Наверняка тем спасутся многие жизни. Но оцените, как быстро можно поменять настроение общества. И еще интересно, насколько выгодным окажется курс обмена свободы на безопасность в данном случае. Ну, лично для нас.

Действующие лица

Что ж, пожалуй, на сцене собрались практически все участники пьесы, которые непременно должны были появиться:


  • Курица-наседка: «Надо спасаться! Все под крыло, быстрее! Как это – пойдешь без маски? Только через мой труп!» (кто видел, как курица пытается уместить под крыльями уже подросших цыплят, тот представляет).

  • Хомяк: «Мало ли. Пригодится. Древний инстинкт – он дело говорит. Вот гречечка моя, вот бумажка туалетная, вот макарончики – авось перезимуем!»

  • Выживальщик: «Уфф, наконец-то мир соответствует моим представлениям о нем. Теперь я могу, не таясь, протирать хлоркой кнопки в лифте».

  • Печорин: «Людишки нашли себе новую игрушку. Я выше этого, и смерти не боюсь».

  • Укоряющий за легкомыслие/серьезность: «Из-за вас люди умрут!» / «Из-за вас люди тронутся умом!»

  • Ворон Nevermore: «Мир уже не будет прежним! Земля избавляется от человека! Вот и поделом нам, а в Венеции уже завелись лебеди».

  • Наблюдатель: «Ух, какую диссертацию я на этом материале напишу!»

  • Умник: «Сейчас я с цифрами в руках докажу вам, что все не так уж плохо / все гораздо хуже».

  • Человек-возгонка: «Маловато будет! Давайте еще поговорим о том, что скоро весь город обольют антисептиком с вертолетов, а крупу будут выдавать по карточкам!»

  • Конспиролог: «Пфф, не будьте так наивны - это боевой вирус, за этим стоит Путин/Трамп/Китай/рептилоиды».

  • Мерзавец: «К черту это всё, просто верните мне как было» (это я).

  • Подросток-клоун: «Пойдем, будем на всех кашлять и писать на стенах «У Джона – корона!»»


Отчего-то до сих пор не видно Диверсанта, реального или воображаемого, из рассказов Возгонки. Где тот, кто «бросил свой заразный носовой платок прямо в окно дома престарелых, инфа 100 %»? Кто втыкает шприцы с вирусом в автобусные сиденья? Без него картина неполна.

Я кого-нибудь забыла? ;-)

Странные дни

• Три слова месяца: abgesagt, dicht, Maßnahmen. Запомнятся накрепко, но любимыми не станут, без шансов.

• Из всей кучи сопутствующих тем меня интересует рубеж, который не хотелось бы сдавать: обещанные сроки окончания ограничений. Напряженное фоновое ожидание – как ожидание результатов экзаменов.

• Любопытное свойство психики: за неполные двенадцать лет я так и не привыкла, что ребенок в доме – это норма, обычное течение жизни. Нет, это тревога, угроза, «оранжевый» уровень. Вроде ничего и не происходит, но я на взводе физически. Самое естественное поведение в таком состоянии – тупо прокрастинировать (начинаю понимать охранников с кроссвордами). Чтобы заняться хоть чем-то плодотворным, прилагаю немалые усилия воли.

• Продуктовые магазины будут работать по воскресеньям. Видимо, в том числе и как предохранительный клапан для сброса общественного напряжения: в балет нельзя, в пивную нельзя, ну хоть в магазине какая-никакая светская жизнь. Я, кстати, давно с недоумением наблюдаю за таким жанром отдыха: бродить по переходам торговых центров, где все магазины и даже кафе закрыты. Нет, не только подростки – некоторые отцы семейств тоже так делают и друзей приглашают. Нет, не только в дождь. Теперь небось по продуктовым фланировать будут, если всех вообще по домам не запрут :-)

• Но вообще интересный, бодрый способ устроить пост даже тем, кто и не собирался. Хороший момент, чтобы уверовать :-)

• Заказала себе бумажных книжек, а то с этим вашим интернетом можно головой тронуться. Никого из новых, только нечитанную классику. Кстати, об интернете: вот я говорила, что ЖЖ лучше Фейсбука, да? Сейчас это особенно видно, мы тут куда адекватнее. У нас еще не все качели погорели.

• Проявились новые дихотомии, отделяющие меня от многих других людей:
- есть люди, перепрыгивающие в чрезвычайный режим чуть ли не с готовностью: карантин еще не объявили, а они уже три недели назад «ушли в закупорку» (бррр, ну и словечко) с детьми и гречкой. Никакого отрицания и гнева, по крайней мере снаружи, – сразу принятие. Удивительно.
- есть люди, у которых есть желание и силы контролировать других взрослых дееспособных людей. «Третий день ругаюсь с мамой, чтоб она не ходила на работу», «Надо забрать деда на дачу». Это что – вот они вырастут, я наконец заживу как человек, и, еще не будучи в маразме, начну получать новые указания? Надеюсь, что нет. Опять удивительно.

• Обычно мы смотрим «Хранителей снов» на Рождество, а сейчас они вспоминаются в марте. Там как раз древнее зло портило всем Пасху, в основном страхом. Пересмотреть, что ли – там хорошая фраза Санта-Клауса: «Не думал, что я это скажу, но в этом году Пасха важнее Рождества». Кролик, приди уже.

</ul>gardians

Индексы и катки

Есть такой индекс (не помню, каким красивым именем называется), он мне попадался несколько раз в статьях про моду и личный стиль: числитель – стоимость вещи, знаменатель – сколько раз ее надевали. И чем меньше этот индекс, тем лучше – значит, человек умеет выбирать и сочетать все эти сапоги, пальто и сумки. Обычный человек, кинозвезд и шахинь не рассматриваем. Хороший подход, мне нравится, согласуется с моим принципом «вещи должны работать, а не лежать». Хотя что греха таить, есть у меня в шкафу такие экземпляры, для которых этот индекс рассчитать нельзя – законы математики не разрешают :-) Но в целом да, стремлюсь.

А еще я для себя придумала пару похожих индексов, один кулинарный, другой развлекательный. Индекс Хлеба и индекс Зрелищ, так сказать.

Кулинарный: числитель – время приготовления, знаменатель – время поедания. Опять же чем меньше, тем лучше. Если индекс сильно больше единицы, то это однозначно праздничное блюдо. Причем в зачет идет только «чистое» рабочее время, и потому рецепты, где все готовится в один прием, имеют преимущество перед теми, где нужно уделить отдельное внимание каждому кусочку. «Запечь единым куском в духовке» vs «нафаршируйте каждую виноградину зернышком граната»: единый кусок выигрывает схватку! Аналогично «взбейте в течение 1 минуты и поставьте застывать на 2 часа» выигрывает у «готовьте 40 минут, постоянно помешивая».

Развлекательный: числитель – время собственно самого развлечения, моменты радости, знаменатель – время на организацию, подготовку. Тут наоборот: чем больше, тем лучше. Ехать на двухчасовой фильм те же два часа в один конец и два обратно – как-то странно. Имеет смысл, если только этот фильм прям нигде и никогда больше не посмотришь, или если там будет Она, Та Самая, или Он, Свет в окошке.

В этом плане самые никчемные заведения – это большие городские катки. Вообще не понимаю. Если он у тебя из окна виден, тогда еще ладно. Но люди реально едут с этими коньками через весь город. Потом очередь. Потом катаешься не сколько влезет, а по сеансам (с учетом очереди мы уже в минусе). Если ты не профи, только и ждешь, что тебя сейчас толкнут и уронят. Если ты профи, тебе в толпе не развернуться, свободного льда для  пируэтов мало, для гонок – вообще нет. Потом еще обратно ехать. Объясните мне, где удовольствие-то? Такое же бессмысленное дело, как раньше ездили за семь верст «мыться к друзьям, у них горячая вода есть». Ага, и сразу же снова в метро и в автобус, потеть и пылиться.

Не, хороший каток – это коробка в соседнем переулке, где по утрам вообще никого нет, а вечером зажигаются фонарики и на лед выезжает бодрая пенсионерка да пара семей с детьми. Или вот отлично было у нас раньше в Зеленограде: лесной стадион, где беговые дорожки зимой заливали, превращали в большое ледяное кольцо. Выходишь из дома, гуляешь по лесу минут пятнадцать и доходишь до катка – там почти пусто, привольно. Кто-то круги наматывает на беговых, кто-то в стороне крутится на фигурных.

А вообще мечта – это чтоб был большой лесопарк, а дорожки в нем сплошь залиты: вход свободный с любого конца, но без коньков особо не сунешься. Скользишь, думаешь о своем, редким встречным улыбаешься, на синичек любуешься. Вот это я понимаю – каток.

Ау, уа, му-му

Не, мне легко понять составителей букварей. Не такое уж простое это дело. Во-первых, надо оперировать только несложными, короткими словами, состоящими из самых базовых фонем. Особенно на первых страницах букваря. Во-вторых, при этом надо изобразить что-то оригинальное: гнать бесконечную маму-раму и гордость профессиональная не всем позволяет, и за авторские права небось могут прищучить – «Вот кот и кит» уже было в букваре Петрова, теперь Сидорову надо написать хотя бы «Вот кит и кот».

Однако справляются! И я не буду винить их за то, что в этих жестких рамках ТЗ хочется мало-мальски развлечься.

bukv1

Вова, похоже, несет бремя белого человека.

bukv2

Странная логистика, не?

bukv3
Психоделичненько.

bukv4

А ведь Бегемот так любит ананасы! Впрочем, ему ведь надо этот ананас посолить, поперчить, а потом залихватски тяпнуть вторую стопку спирта: сложновато.

bukv5

Т – толерантность.

bukv6

Трудное детство, или минутка черного юмора.

***
А вот к художнику этого издания у меня, безусловно, есть вопросы.

bukv7

Закон Маршака-Чуковского

В общем виде этот свежий закон можно сформулировать так:

Не менее 50% контента соцсетей описано С. Маршаком и К. Чуковским в трех стихотворениях:

В зависимости от конкретной площадки и темы этот показатель может доходить до 90-95%. Действие закона Маршака-Чуковского с некоторыми оговорками распространяется также на офлайн.

А теперь лабораторная работа: берем упомянутый корпус текстов, а в соседнем окошке открываем пост какого-нибудь топ-блогера. Сравниваем, результаты заносим в таблицу.

Высказывается признанный эксперт, практически гуру:
И не так селедок ловят,
И не так борщи готовят,
И не так мосты мостят,
И не так детей растят.
Видят люди, слышат люди,
Как дурак дела их судит,
И подумывают так:
«Что за умница дурак!»


Высказывается группа экспертов помельче, берет числом:
– Глянь-ка, – толкует досужий народ, –
Дедушка едет, а мальчик идет!
Где это видано?
Где это слыхано?
Дедушка едет,
А мальчик идет!


А вот текст в жанре «все пропало» (вроде обсуждения фейковых фото из Австралии):
А недавно две газели
Позвонили и запели:
– Неужели
В самом деле
Все сгорели
Карусели?


Бывают гибридные формы. Помните, как тушили Нотр Дам? «Газели» + «Не так!», конечно же.

Попадаются, конечно, активные ветки, которые при этом не вписываются в схему М-Ч. Но такое не каждый день попадается – это редкая жемчужина, something to remember.

Сон о Винни-Пухе

Обычно я сны не записываю, но этот выдался настолько рождественским, что жалко упустить.

Мы едем через лес на машине. Причем выехали с опозданием, какие-то мелочи нас задержали. Кругом ноябрь, мокро и печально. Едем мы здесь не в первый раз, и знаем, что на том повороте среди деревьев стоит дом, там люди живут, а рядом в отдельном деревянном домишке живет Винни-Пух – и те люди за ним присматривают, дружат. Он не один, глупенький мишка.
И вот мы подъезжаем к повороту, я смотрю через лобовое стекло и вижу, как по ближней сосне карабкается вверх Винни-Пух в своем зеленом осеннем пальтишке и шляпе. Лезть ему тяжело, он же мягкий, плюшевый.
Что-то здесь не то, я выхожу и иду посмотреть. Большой человеческий дом пуст, двери настежь, внутри никого. А мишкин дом вообще исчез – сломали, ни дощечки не осталось. Он, видно, лезет на сосну, чтобы посмотреть сверху, нет ли поблизости другого жилья, куда можно приткнуться.
Беру и снимаю его, не напрягаясь – пыхтел-пыхтел, а выше человеческого роста так и не забрался. Поехали, мишка, будешь теперь с нами. А ведь если бы мы не задержались, то оказались бы здесь слишком рано. А задержались бы дольше – тогда слишком поздно. Так что все хорошо получилось.

Stille Nacht

Рождественский собор для меня – это всегда история про «преодолеть неловкость, чтобы добраться до радости». Куда встать и найдется ли место? Выстоит ли ребенок? Смогу ли отзываться и петь в лад? Правильно ли мы подойдем за облаткой? В общем, как не выдать себя, что ты гость и залетный чужак, практически агностик, просто падкий до чудес и духа Рождества.

Но всегда все получается хорошо. И место находится – то табуретку принесут, то вчера мальчик-подросток даже скамеечку нам уступил. И Лиза всегда очень смирно стоит, с трех лет, а сейчас и подавно – слушает орган, рассматривает все. А если сидишь на скамеечке, то перед тобой лежит сборник текстов, а на экранчиках по колоннам высвечиваются номера страниц, так что и петь получилось, следуя за соседкой – какой у нее был ангельский голос! Специальный голос для соборов, со звоном. Пришла радость? Пришла.

Затем наступает мой любимый момент, когда все обнимают и поздравляют ближних своих, незнакомых людей справа и слева. Гаснет весь свет, кроме свечей и вертепа, и снова начинается музыка. А после люди ходят по собору, все радостные, все будто умытые; нарядные, приветливые, с подарками. Только в маленькой капелле памяти мировых войн перед русской иконой грустят две очень пожилые женщины – вспоминают кого-то? Отца? Мира бы только, мира, чтобы никогда ничего не надо было добавлять и обновлять в этой капелле.
 

А потом мы шли домой – к остальным, к вкусным запахам и к елке и напевали Stille Nacht.