Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Индексы и катки

Есть такой индекс (не помню, каким красивым именем называется), он мне попадался несколько раз в статьях про моду и личный стиль: числитель – стоимость вещи, знаменатель – сколько раз ее надевали. И чем меньше этот индекс, тем лучше – значит, человек умеет выбирать и сочетать все эти сапоги, пальто и сумки. Обычный человек, кинозвезд и шахинь не рассматриваем. Хороший подход, мне нравится, согласуется с моим принципом «вещи должны работать, а не лежать». Хотя что греха таить, есть у меня в шкафу такие экземпляры, для которых этот индекс рассчитать нельзя – законы математики не разрешают :-) Но в целом да, стремлюсь.

А еще я для себя придумала пару похожих индексов, один кулинарный, другой развлекательный. Индекс Хлеба и индекс Зрелищ, так сказать.

Кулинарный: числитель – время приготовления, знаменатель – время поедания. Опять же чем меньше, тем лучше. Если индекс сильно больше единицы, то это однозначно праздничное блюдо. Причем в зачет идет только «чистое» рабочее время, и потому рецепты, где все готовится в один прием, имеют преимущество перед теми, где нужно уделить отдельное внимание каждому кусочку. «Запечь единым куском в духовке» vs «нафаршируйте каждую виноградину зернышком граната»: единый кусок выигрывает схватку! Аналогично «взбейте в течение 1 минуты и поставьте застывать на 2 часа» выигрывает у «готовьте 40 минут, постоянно помешивая».

Развлекательный: числитель – время собственно самого развлечения, моменты радости, знаменатель – время на организацию, подготовку. Тут наоборот: чем больше, тем лучше. Ехать на двухчасовой фильм те же два часа в один конец и два обратно – как-то странно. Имеет смысл, если только этот фильм прям нигде и никогда больше не посмотришь, или если там будет Она, Та Самая, или Он, Свет в окошке.

В этом плане самые никчемные заведения – это большие городские катки. Вообще не понимаю. Если он у тебя из окна виден, тогда еще ладно. Но люди реально едут с этими коньками через весь город. Потом очередь. Потом катаешься не сколько влезет, а по сеансам (с учетом очереди мы уже в минусе). Если ты не профи, только и ждешь, что тебя сейчас толкнут и уронят. Если ты профи, тебе в толпе не развернуться, свободного льда для  пируэтов мало, для гонок – вообще нет. Потом еще обратно ехать. Объясните мне, где удовольствие-то? Такое же бессмысленное дело, как раньше ездили за семь верст «мыться к друзьям, у них горячая вода есть». Ага, и сразу же снова в метро и в автобус, потеть и пылиться.

Не, хороший каток – это коробка в соседнем переулке, где по утрам вообще никого нет, а вечером зажигаются фонарики и на лед выезжает бодрая пенсионерка да пара семей с детьми. Или вот отлично было у нас раньше в Зеленограде: лесной стадион, где беговые дорожки зимой заливали, превращали в большое ледяное кольцо. Выходишь из дома, гуляешь по лесу минут пятнадцать и доходишь до катка – там почти пусто, привольно. Кто-то круги наматывает на беговых, кто-то в стороне крутится на фигурных.

А вообще мечта – это чтоб был большой лесопарк, а дорожки в нем сплошь залиты: вход свободный с любого конца, но без коньков особо не сунешься. Скользишь, думаешь о своем, редким встречным улыбаешься, на синичек любуешься. Вот это я понимаю – каток.

Ау, уа, му-му

Не, мне легко понять составителей букварей. Не такое уж простое это дело. Во-первых, надо оперировать только несложными, короткими словами, состоящими из самых базовых фонем. Особенно на первых страницах букваря. Во-вторых, при этом надо изобразить что-то оригинальное: гнать бесконечную маму-раму и гордость профессиональная не всем позволяет, и за авторские права небось могут прищучить – «Вот кот и кит» уже было в букваре Петрова, теперь Сидорову надо написать хотя бы «Вот кит и кот».

Однако справляются! И я не буду винить их за то, что в этих жестких рамках ТЗ хочется мало-мальски развлечься.

bukv1

Вова, похоже, несет бремя белого человека.

bukv2

Странная логистика, не?

bukv3
Психоделичненько.

bukv4

А ведь Бегемот так любит ананасы! Впрочем, ему ведь надо этот ананас посолить, поперчить, а потом залихватски тяпнуть вторую стопку спирта: сложновато.

bukv5

Т – толерантность.

bukv6

Трудное детство, или минутка черного юмора.

***
А вот к художнику этого издания у меня, безусловно, есть вопросы.

bukv7

Закон Маршака-Чуковского

В общем виде этот свежий закон можно сформулировать так:

Не менее 50% контента соцсетей описано С. Маршаком и К. Чуковским в трех стихотворениях:

В зависимости от конкретной площадки и темы этот показатель может доходить до 90-95%. Действие закона Маршака-Чуковского с некоторыми оговорками распространяется также на офлайн.

А теперь лабораторная работа: берем упомянутый корпус текстов, а в соседнем окошке открываем пост какого-нибудь топ-блогера. Сравниваем, результаты заносим в таблицу.

Высказывается признанный эксперт, практически гуру:
И не так селедок ловят,
И не так борщи готовят,
И не так мосты мостят,
И не так детей растят.
Видят люди, слышат люди,
Как дурак дела их судит,
И подумывают так:
«Что за умница дурак!»


Высказывается группа экспертов помельче, берет числом:
– Глянь-ка, – толкует досужий народ, –
Дедушка едет, а мальчик идет!
Где это видано?
Где это слыхано?
Дедушка едет,
А мальчик идет!


А вот текст в жанре «все пропало» (вроде обсуждения фейковых фото из Австралии):
А недавно две газели
Позвонили и запели:
– Неужели
В самом деле
Все сгорели
Карусели?


Бывают гибридные формы. Помните, как тушили Нотр Дам? «Газели» + «Не так!», конечно же.

Попадаются, конечно, активные ветки, которые при этом не вписываются в схему М-Ч. Но такое не каждый день попадается – это редкая жемчужина, something to remember.

Сон о Винни-Пухе

Обычно я сны не записываю, но этот выдался настолько рождественским, что жалко упустить.

Мы едем через лес на машине. Причем выехали с опозданием, какие-то мелочи нас задержали. Кругом ноябрь, мокро и печально. Едем мы здесь не в первый раз, и знаем, что на том повороте среди деревьев стоит дом, там люди живут, а рядом в отдельном деревянном домишке живет Винни-Пух – и те люди за ним присматривают, дружат. Он не один, глупенький мишка.
И вот мы подъезжаем к повороту, я смотрю через лобовое стекло и вижу, как по ближней сосне карабкается вверх Винни-Пух в своем зеленом осеннем пальтишке и шляпе. Лезть ему тяжело, он же мягкий, плюшевый.
Что-то здесь не то, я выхожу и иду посмотреть. Большой человеческий дом пуст, двери настежь, внутри никого. А мишкин дом вообще исчез – сломали, ни дощечки не осталось. Он, видно, лезет на сосну, чтобы посмотреть сверху, нет ли поблизости другого жилья, куда можно приткнуться.
Беру и снимаю его, не напрягаясь – пыхтел-пыхтел, а выше человеческого роста так и не забрался. Поехали, мишка, будешь теперь с нами. А ведь если бы мы не задержались, то оказались бы здесь слишком рано. А задержались бы дольше – тогда слишком поздно. Так что все хорошо получилось.

Stille Nacht

Рождественский собор для меня – это всегда история про «преодолеть неловкость, чтобы добраться до радости». Куда встать и найдется ли место? Выстоит ли ребенок? Смогу ли отзываться и петь в лад? Правильно ли мы подойдем за облаткой? В общем, как не выдать себя, что ты гость и залетный чужак, практически агностик, просто падкий до чудес и духа Рождества.

Но всегда все получается хорошо. И место находится – то табуретку принесут, то вчера мальчик-подросток даже скамеечку нам уступил. И Лиза всегда очень смирно стоит, с трех лет, а сейчас и подавно – слушает орган, рассматривает все. А если сидишь на скамеечке, то перед тобой лежит сборник текстов, а на экранчиках по колоннам высвечиваются номера страниц, так что и петь получилось, следуя за соседкой – какой у нее был ангельский голос! Специальный голос для соборов, со звоном. Пришла радость? Пришла.

Затем наступает мой любимый момент, когда все обнимают и поздравляют ближних своих, незнакомых людей справа и слева. Гаснет весь свет, кроме свечей и вертепа, и снова начинается музыка. А после люди ходят по собору, все радостные, все будто умытые; нарядные, приветливые, с подарками. Только в маленькой капелле памяти мировых войн перед русской иконой грустят две очень пожилые женщины – вспоминают кого-то? Отца? Мира бы только, мира, чтобы никогда ничего не надо было добавлять и обновлять в этой капелле.
 

А потом мы шли домой – к остальным, к вкусным запахам и к елке и напевали Stille Nacht.



Концепция

Дед Мороз (Санта-Клаус) не дарит того, чем завалены детские отделы. Яркие коробки с Лего и Барби, лизунов и пазлы, лазерные мечи и платье Эльзы (такое же, как еще у двух девочек в группе) дарят друг другу люди. Обычные люди ходят по обычным магазинам, все логично.

А Дед Мороз может подарить перышко Жар-птицы, таинственный кристалл, причудливый флакончик с зельем удачи (намучилась я переливать этот вишневый сироп в узкое горлышко), нетающую снежинку. Следы на полу, записку на неизвестном языке, семечко невиданного цветка. Книжку редкую тоже может.

Или что-то заветное, то-чего-не-может-быть. Если уж куклу – то такую, которая потерялась давным-давно и на днях приснилась. Если уж пазл, то такой, про который рассказывала бабушка, вспоминая свое детство.

Поэтому сегодня Санта-Клаус (Дед Мороз) приобрел и припрятал до Рождества два гусиных пера, которыми можно писать – золотое и серебряное, древний аммонит с опаловым блеском, подвеску с радужными камушками и блокноты дивной красоты, без линеек и дат, с узорными обложками – один для художника-анималиста, другой для создателя комиксов и мультсериалов. Страницы заранее пропитаны удачей и вдохновением, конечно.

А уж под Новый год мы все вместе завалимся в магазин и наберем тележку Лего, лизунов и лазерных мечей. Это будет уже другая радость, обычная, без тайн.

Садик, школа: пара деталей

Садик сегодня закроется на час раньше: с утра повесили объявление, сюрприз! А почему? А потому что многие воспитатели болеют. А воспитателей должно быть два на группу. А если он один, то не может отлучиться, теряет право на перерыв. Поэтому его рабочий день должен быть сокращен на час – не восемь часов, а семь. Так что права воспитателей-госслужащих важнее, чем интересы родителей, которые вообще непонятно кто :-)
Они так и забастовку в прошлом году объявляли: завтра, мол, детей не приводите, у нас всеобщая забастовка. И не приводишь, что делать. Интересно, как с работодателями родителей такие моменты улаживаются. Наверняка же довольно рядовая ситуация. Законный отгул дают, типа короткого больничного?


А в школе у нас сегодня был Elternschprechtag, день бесед с родителями. На общих собраниях конкретных детей никогда не обсуждают, только рассказывают про планы и собирают деньги. А для частных бесед существуют вот такие дни, когда учитель может обсудить с родителями учебу и поведение их ребенка. И что меня удивило: это прям какое-то народное гулянье! Все родители пришли с детьми: я уже замечала, что здесь разговоры о детях (у врачей и пр.) не принято вести за глаза, но сегодня еще раз увидела, в массовом порядке. Но мало того, многие приходили целыми семьями! Школьник, мама, папа, плюс старший брат, бабушка или дедушка… По три-четыре человека от семьи. Так всем кланом и заходили в кабинет. Видимо, эти беседы воспринимаются как важное общее семейное дело, веская причина отложить дела и отпроситься с работы. Я там как серая ворона была :-)

Отмотай себя назад

Трудно разговаривать с мамой. Со многими трудно, а с ней особенно. Чтобы отвечать на ее вопросы, мне нужно загружать предыдущую, позавчерашнюю версию себя. Которая мне неинтересна уже. (Вос)создавать модель, которая ведет учет подарков, их очередности и стоимости, запоминает, кто из друзей платил за бензин, не мыслит праздника без ресторана и держит руку на пульсе – чем занимаются и что едят дети, оставшись на пару дней без меня. Правдивые ответы: «Неважно; не знаю; просто так; не интересовалась». Правдивые, но неправильные :-) Приходится предоставлять симулякр.

Мне так  не нравится влезать в эту сброшенную (?) шкурку. Какие подарки, о чем речь вообще. Единственный подарок, который мне действительно нужен – это новая, улучшенная я. Кто мне это может обеспечить? Прааавильно.

Что интересно? Например, на экскурсии в пещере попросить выключить весь свет и постоять в полной темноте. Надежно промерзнуть, чтобы потом радостнее согреться. Разыграть сюжет «Чужак в нашем салуне» и объясниться с людьми, знающими только французский (а если буду нелепой? ну и ладно). Я это ей не объясню, пусть и хотела бы. Поток недоумения будет слишком плотен, поэтому – о погоде.

А хочется уже превратиться в людена, пора бы.