Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Эффект зяблика

Про эффект ДаннингаКрюгера все уже знают. Не спрашивай, по ком звонят Даннинг и Крюгер, они всегда звонят по тебе. Всегда есть потолок, в который ты упираешься, и гигантские темные поля неизведанного.

Но у этого эффекта есть еще один вариант: когда ты не то чтобы переоцениваешь себя, но скорее недооцениваешь собеседника. Я называю его «эффектом зяблика»; сейчас расскажу, почему.

Давно дело было. Мы большой компанией гостили у друзей на даче. И вот сидим в саду – кто у мангала, кто под яблонями – а на дорожку слетает птичка: сама с воробья, розоватая грудь, на крыльях белые полоски. И одна из присутствующих дам делает плавный указующий жест рукой и говорит, обращаясь в основном ко мне, потому что я ближе всех:
– Это зяблик.
А-а-а, этот учительский тон! Меня аж подбросило. Не «Ой, зяблик!», а вот прямо тире прозвучало: «Это – зяблик», разве что без «Смотрите, дети». Я все понимаю, у тебя за плечами биофак МГУ, но предположить, что я (Акимушкин! Даррелл! Диплом журнала «Юный натуралист»! Школьный «Зеленый патруль»!) не знаю, что это зяблик, к тому же самец?! Аррргх! :-)

С тех пор я сама стала осторожней. А то начнешь вещать «Как всем давно известно, это зяблик» в расчете на аудиторию «ах-какая-милая-птичка», ан тебя тут же похлопают по плечу: не просто зяблик, а Fringilla coelebs coelebs, европейский подвид!

Когда народу много, то, конечно, оказываешься в положении боггарта из шкафа – поди пойми, в кого превращаться, все такие разные. Помню, читала я доклад на Толкиновском семинаре в Питере, доклад был про верстку, и в какой-то момент речь зашла о диакритических знаках:
– Чтобы проставить в тексте все эти черточки и галочки…

Отчасти это была экономия времени (надо было уложиться в десять, что ли, минут), отчасти снижение пафоса, тот самый «зяблик» – чего людям терминами голову морочить. И как дружно дрогнули усмешками лица тех, для кого каждый аксантегю и циркумфлекс – близкий друг и хлеб насущный, у всех романо-германских профи, сидевших в том зале среди прочих! Приглашают на семинар неучей каких-то, «черточки» у них.

Сложно все с этими вашими коммуникациями.

Выворачивание Канта наизнанку (упражнение)

«Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить».

Тут все ясно. Ах ты пакостник эгоистичный! Ради своего чая!..
А теперь выворачиваем:

«Мне ли провалиться, или вот всему свету чаю не пить? Я скажу, что свету чаю не пить, а только чтоб мне не провалиться».

По-моему, ничего глобально не изменилось. У эгоистичного пакостника поднялись ставки, вот и всё. Альтруистом и гуманистом он от этого не стал.

Минута слабости

Тут у нас возродился жанр «Бюллетень о состоянии здоровья В.И. Ленина». Ну, если кто помнит: «Температура 36,3. Дыхание 26. Пульс 110–120. Ночь спал с перерывами, самочувствие лучше». Так и сейчас сеть пестрит отчетами: «С момента моей вакцинации прошло 8 с половиной часов. Хочется лежать (всегда хотелось, но на этот раз наверняка неспроста). В 17.45 зачесалась правая нога. Продолжаю наблюдения».
А я? Чем я не ипохондрик? Выступлю-ка и я в жанре углубленного самокопания, прислушиваясь к каждому внутреннему шороху и скрипу. Сразу скажу: разговор пойдет не про мировые причины, а про личные, частные следствия.

Начнем с необычной реакции организма. Дано: я всегда была законопослушна, мне нравится быть законопослушной и соблюдать важные правила. Пресловутые ремни безопасности, детские автокресла и прочие ПДД не вызывали никакого протеста, наоборот. Все прививки по национальному календарю и даже сверх того. Когда ребенку исполняется семь лет, сразу платим полную стоимость за билет, а не учим его врать «Мне шесть». Ну и так далее: не бунтарь, а мирный обыватель.
И вот на эту, казалось бы, смиренную почву ковидные ограничения никак не ложатся! Не приживаются, да и все тут. Воспринимаются как отвратительный маразм. Хочется, например (мне! мне хочется! не узнаю себя), занизить возраст ребенка, чтобы избавить его от маски. Интересный симптом. Прямо как у Гермионы, когда в Хогвартсе воцарилась Амбридж: «Я ощущаю себя немного… м-м, непокорной». Не исключено, что это моя интуиция хочет мне что-то сказать.

Внутри сам собой положился предел полгода, до июля. Если мир начнёт становиться с головы на ноги, то ладно уж, согласна сотрудничать. Если нет, то пусть во мне живет мрачный анархист: никакого доверия этим людям, устроившим такое. Какое мне дело до вас до всех, а вам до меня. Деревья, птицы, облака, старые книги мои друзья. «Общество» нет.

И если нас таких много, то это же будет «теория разбитых окон» во всей красе, на практике. Только в роли зачинщика, разбивающего окна сами правительства. Под нашу законопослушность подложена бомба, и она тикает. Сколько будет мирных обывателей с ощущением «Нате!»: вы устроили мне вырванные годы без свободы передвижения и собраний, так хрен вам мой голос, мои налоги, сортировка мусора и уборка собачьего дерьма с тротуара. Перетопчетесь. Сри, Тузик, где хочешь, и пойдем себе дальше.

Следующий симптом – мысль (пока только мысль, но и это показатель), что в России-то не хуже. Там люди ходят в рестораны, театры и школы, а мы тут сидим, как кроты в норе, и читаем новые указания про ужесточение локдауна. «Российская империя – тюрьма, но за границей та же кутерьма». Моя потеря в этой истории – вера в то, что уж в европах-то все делают по уму. Это большая потеря, мне жаль.

А это что там зачесалось – мелко, но противно? А это раздражение на людей, которые пишут о ковиде, думают о ковиде, постят мемы и частушки о ковиде, рассказывают про то, кто как болел и прививался, про опасения, потери и приобретения, даже про повседневные дела  – через ту же ковидную призму. Они ни в чем не виноваты, это естественное поведение, но они  тем самым подпитывают его, удерживают его в центре внимания под софитами. Кормят тролля, не игнорят. Если, опять же, все пойдёт на лад, я их прощу. Если нет, то так и буду видеть в каждом из них маленького гробовщика моего нормального мира.

Про школу

Слышу, как многие русские родители в Германии жалуются, что нет «нормальных» дистанционных уроков. Учителя присылают задания, и все, а детей в 8 часов утра за мониторы не сажают. Недорабатывают, бездельники! И тут меня накрывает привычным ощущением: «Я-не-такая-как-все». Я это ощущение не культивирую, как непонятый подросток, но что поделать, когда оно сплошь и рядом выскакивает, как тот самый убийца из-под земли в переулке. Выспаться, проверить, что нового прислали, распечатать задания, выдать их детям, обозначив дедлайн с запасом (пусть сделают в своем ритме, нас интересует только дедлайн), потом собрать результаты и загрузить на сервер – или опять всем изображать жаворонков, самой вставать в 6.30, детей будить в 7 (в том числе тинейджера, который еще неизвестно когда лег), срочно прогонять через ванную и завтрак, рассаживать по местам, ломать сопротивление, налаживать технику, следить за процессом. А потом все равно еще домашка. Прямо и не знаю, что выбрать!

А больше всего меня удивляет один из аргументов «против». Я бы поняла «Мы тут не фрилансеры какие-нибудь, в нашей семье всяких этих «своих ритмов» не понимают, порядок должен быть: в школу – значит в школу, хоть и виртуально». Я бы очень поняла «Когда они на онлайн-уроке, то не пристают к родителям». Но часто звучит «А кто объяснит детям новый материал, который они еще не проходили? Я, что ли?!».

Да ладно вам. Во-первых, чего там объяснять. Лично у меня вполне средний, не выдающийся уровень эрудиции (по меркам нашего поколения), но я не думаю, что в школьной программе есть что-то, что способно поставить меня в тупик. Во-вторых, Гугл в помощь и детям, и родителям (особенно тем, у кого просто не хватает времени). В-третьих, профилактика деменции в форме освежения знаний в голове никому не повредит. В-четвертых – народ, ну это же сплошное удовольствие, это же совершенно законная, социально одобряемая форма эскапизма: ненадолго сбежать из мира взрослой повестки (см. картинку) в упоительный мир уравнений, созвездий и зерен в разрезе.

ndfl

Леннон

Я играла на диване, а мама подсела поближе к телевизору и стала называть имена людей, поочередно появлявшихся на экране.
Это Леннон, его недавно убили.
Что мне было за дело? А вот запомнилось.

Пройдет всего несколько лет, и я познакомлюсь с ними как следует. Та встреча не чета простой удаче, и о ней надо писать отдельно, если найдутся слова. Именно тогда мне очень нужна была машина времени: надо было что-то сделать с 8 декабря 1980 года.
Потом я доберусь и до Ливерпуля. Серый, осенний портовый город ветрено, холодно, промозгло. «Что может изойти доброго из Ливерпуля?»
И до Нью-Йорка. Центральный парк, новые Strawberry Fields, дом «Дакота» я вглядывалась через дорогу в окна и в арку, снова в арку и опять в окна. Смерть – это только равнины. Жизнь – холмы, холмы.

I read the news today, oh boy
About a lucky man who made the grade
And though the news was rather sad
Well, I just had to laugh


Stop and say "Hello"

Судя по тому, с какой частотой я нахожу на улице купюры в 5-10-20 евро, у многих они проходят по разряду мелочи и лежат в карманах вместе с ключами, айфонами и перчатками: вытянул перчатки – уронил деньги.

Вот и вчера: вышла из дома – сразу пятерка. На обратном пути подхватила со скамейки свой же забытый десять минут назад зонтик, поздоровалась с рабочими, которые роют на перекрестке – этакое вальсирующее утро, не хватает только булочника, трубочиста, молочника, все раскланиваются и поют.


О дивном новом мире

По сети то и дело катятся волны дискуссий о цифровом концлагере, паспортах здоровья, социальных кредитах и так далее, вплоть до чипирования. Никто особо не в восторге: разброс от пофигизма до ужаса.

И вот стало интересно – многим все эти идеи не по вкусу, но кто из какой позиции говорит? Кто из

«У меня-то вряд ли будут трудности с получением всех этих паспортов и QR-кодов, но бесит сам принцип»,

а кто – «Мне вряд ли светит высокий социальный кредит и правильный паспорт здоровья, сделают меня человеком второго сорта»?

Разница есть. Примерно как между «Не покупаем мясо, потому что зверюшек жалко» и «Не покупаем мясо, потому что дорого». 

Учусь, а мне за это платят

Так вот, взяла я свой первый заказ на перевод с немецкого. Это книжка для подростков, сюжет модели «принц и нищий». Перевела первую главу, отправила. Пришло письмо из издательства: «Ваш перевод устраивает нас полностью». Совсем полностью, целиком, без правок.

Оно понятно, я же на родной язык перевожу. Теперь следим за руками: я со своим подтвержденным В1 (приобретенным, кстати, без курсов – методом активного погружения) осваиваю лексику и грамматические конструкции уровня примерно этак С1, и платят за это мне, а не наоборот.

Хорошо устроилась, да? Так я, глядишь, и до C2 доберусь.

Три в одном

Пишет Старобинец (мой антипод, мой эметик): https://www.facebook.com/anja.starobinets/posts/5341992052493543
«Слабому, напуганному, ущербному» ааа, теперь это будет мой личный мем. Это ж надо так сформулировать, чтобы вышло настолько дивное «распространение взглядов и идей, возбуждающих чувство неприязни к группе лиц», чтобы захотелось перейти на другую сторону улицы и не в коем случае не попасть в ее список хороших.
«Со скалы он слабого не столкнет, может даже и пожалеть, преодолевая брезгливость»: «брезгливость» оставим на совести автора, но какие варианты, если жалеть – мало? Сделать нравственным ориентиром и мерилом всех вещей? Так не вытянет же. Не годится этот С-Н-У на место шерстяного волчары, чтобы прокладывать путь в снегу: у того мощные лапищи, а тут – лапки.

***
Глаза женщины загорелись.

— Я понимаю вашу иронию, профессор, мы сейчас уйдем… Только я, как заведующий культотделом дома…
— За-ве-дующая, — поправил ее Филипп Филиппович.
— Хочу предложить вам, — тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, — взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.
— Нет, не возьму, — кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы.
Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом.
— Почему же вы отказываетесь?
— Не хочу.
— Вы не сочувствуете детям Германии?
— Сочувствую.
— Жалеете по полтиннику?
— Нет.
— Так почему же?
— Не хочу.
Помолчали.

***
Судя всех по себе, я думаю так: не исключено,  что профессор-то мог и вправду сочувствовать детям Германии, и даже купить ради них пару журналов – но только не по указке Швондера сотоварищи. «Не хочу».
Сразу вслед – другая мысль: нынешнее массовое понуждение к эмпатии выглядит не менее жалко и неприятно, чем понуждение к любви. «Я стою у тебя под окнами, я пишу про тебя стихи, я лайкаю тебя сердечками, я больше ни с кем не танцую, я связала тебе шарфик – почему ты до сих пор меня не полюбил?!»
Почему-почему. По кочану. Давно надо бы сказать «Отлезь, дура», да воспитание не позволяет. И ведь у тебя могли быть шансы, ты объективно очень даже, если б не эти шарфики, эти умильные собачьи глазки, буэээ.
Эмпатия – чудо, как и любовь. Требовать ее нельзя. Если один человек из миллиарда тебя любит, это отличный результат. С эмпатией-симпатией та же история, вымогательство тут – жульничество.

И да, чтоб отдельно не писать: «пока лично вас не коснется, не почувствуете» – это тоже норма. Не всем быть Умными Эльзами, и слава богу. Большинство все-таки открывает зонтик, когда дождь уже начался, а до того момента предпочитает ходить со свободными руками.

Так что нет, не «эмпатия», не «ответственность» и тем более не «забота», слово-триггер: уж слишком быстро оно превращает теплое в душное, просто катализатор какой-то.
Людей нашего склада надо брать другим маркетинговым набором. Что-то типа:


  • Стойкость

  • «И это пройдет»

  • См. Киплинг, «If…»

  • Спокойный среди бурь

  • И это тоже на пользу твоей миссии

  • Ну побудь супергероем, кто ж как не ты

  • Новый материал для наблюдений, в том числе за собой

Хорошо бы еще куда-нибудь впендюрить слово «профессиональный», по себе знаю – как вижу «professional», рука так и тянется к кнопке «Положить в корзину», просто удержу нет! И да, та маска, которую я, повинуясь закону, все же ношу, looks very-very professional.

Наверняка Хло Фло могла бы тут интересного порассказать – на кого какая приманка действует и почему. Продолжаю наблюдения.