Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Мутации

Решила я себя проверить. Проверить свои давние ощущения, что раньше – в книгах, прочитанных в детстве – некоторые слова писались иначе.
Было «орангутанг», «Калиманджаро» стало «орангутан», «Килиманджаро».
А еще повсюду завелся «всполох», для меня – неказистый бастард «вспышки» и «сполоха», сорняк. Вроде экзальтированного «волнительный», которое почти вытеснило более спокойное «волнующий». В наше время никаких «всполохов» не было!
И никогда, никогда до позапрошлого года мне не попадалось «околеть» не в значении «помереть», как та кобыла, а в значении «замерзнуть, окоченеть». А тут прямо косяком пошло.

Зарылась я в Национальный корпус русского языка, и вот что вышло:
1. Про обезьян: да, все так, ощущения меня не обманывают. У «орангутанга» 5 страниц примеров, завелся он в русском языке в 1783 году, у «орангутана» 2 страницы, впервые это слово зафиксировано в одной из работ Мечникова в 1876 году. Долгие годы оба слова мирно сосуществуют, «орангутанги» преобладают, но на рубеже XXI века практически уступают место «орангутанам». Забавно, что у Акимушкина – «орангутан», в «Убийстве на улице Морг» – «орангутанг», в переводах Даррелла – то так, то сяк.

2. Про гору – загадочно.
Килиманджаро – 4 страницы совпадений, в том числе у Гумилева («Принцесса Зара») и у Ефремова («На краю Ойкумены»).
Калиманджаро – всего один раз, в «Золотой розе» Паустовского.
Откуда же я подхватила этот вариант как главный и правильный? Полезла проверять возможные версии: «Снега Килиманджаро» «и», «Он идет от Занзибара, он идет к Килиманджаро» опять «и»! Почему же «а» так и стоит перед глазами? Ложная память? Память со слуха – может, взрослые так говорили, читая мне Чуковского? Или у меня было издание «Айболита» с ошибкой? Поди разбери теперь.

3. «Околеть» 9 страниц примеров, и все в значении «помереть, издохнуть»: с голоду, с тоски или все же от мороза, но насовсем, смертельно. Значение «сильно замерзнуть» региональное, разговорное; у Виктора Астафьева вполне еще живой связист говорит «Я околел до смерти» - трагикомедия выходит. Как в мамских сообществах, где пишут «Дети гуляли на балконе, пока не околели».

4. Со «всполохом» вышло интереснее всего. Как я и подозревала, слово все-таки старое, не новояз, но раньше употреблялось в другом значении. Никаких там не было вспышек и прочих световых эффектов, а был сигнал тревоги или переполох. То есть глагол тут будет не «вспыхнуть», а «всполошить, всполошиться»:
«Собаки лаяли. На колокольне опять ударили всполох».
«Чуть посветлело, в третьем часу, увидели со сторожек всадников и ударили всполох».
«Здесь, у запертой двери, Марфа Андревна оставляла ключницу, вооружив ее голиком на длинной палке, а сама зажигала у лампады медный фонарик и обходила дом с другого конца. Всполох был страшнейший! Марфа Андревна, идучи с своим фонарем, изо всех углов зал, гостиных и наугольных поднимала тучи людей и гнала их перед собою неспешно» (Лесков).


Любопытно, что в двух первых примерах «всполох» даже слегка напоминает не существительное, а наречие типа «стремглав»: как ударили? – всполох. «И вдругорядь растянулись».

Первый «всполох» как вспышка, зарница попадается у Шолохова в «Тихом Доне»:
«Мельканула жизня, как летний всполох, и нету ее…»
Законодатель мод, понимаешь.

Итак, «сполох» – 6 страниц совпадений, расцвет употребления в 1920-1960 и в 1990-е годы. И был он одновременно и вспышкой, и сигналом тревоги – сигналом даже чаще.
«Всполох» 4 страницы, расцвет в 1860-1890, 1920-1950, а потом уж с начала 1980-х и до наших дней, но уже практически всегда – вместо «вспышки», а не как синоним переполоха или набата.

Сила слова

biotop1

Это только на первый взгляд заросший, запущенный палисадник у дома. На самом деле это «богатый видами биотоп», многообразие растений, приют и пропитание для сотен животных! Насчет ежиков они загнули, да и сотни обитателей там наберутся разве что за счет беспозвоночных, но в целом вполне биотопно.

Не исключено, кстати, что эта табличка – упреждающий удар, превентивный ответ на возможные претензии муниципалитета или арендодателя: мол, маловато у вас орднунга в палисаднике. А мы им вот – защита родной природы, многообразие видов!

biotop2

Режим Элизы

…Король ввёл Элизу в свой дворец. В высоких мраморных покоях журчали фонтаны, а стены и потолки были расписаны красивыми картинами. Но Элиза ни на что не смотрела, она плакала и тосковала.

Король подал знак музыкантам, велел позвать лучших танцовщиц и подавать на стол дорогие блюда, а сам повёл Элизу через благоухающие сады в великолепные покои. Но Элиза по-прежнему была грустной и печальной.

Элизу посадили в тёмное, сырое подземелье с железными решётками на окнах, в которые со свистом врывался ветер. Ей бросили охапку крапивы, которую она нарвала на кладбище. Эта жгучая крапива должна была служить Элизе изголовьем, а сплетённые ею жёсткие рубашки постелью. Но ничего другого Элизе и не надо было.

Даже по дороге к месту казни не выпускала она из рук своей работы: десять рубашек лежали у ее ног совсем готовые, одиннадцатую она продолжала плести.


Когда я горю каким-то проектом, то не хочу отвлекаться ни на что. На людей, на еду, на сон. Бесят развлечения, раздражают выходные. У нас вон пол-июня ушло на всякие праздники – то им Пятидесятница, то Тело Христово, то в школе забег, то в садике выпускной, ааа! Я не хочу вылазок на эти ваши фестивали. Я не желаю тащиться в кино. Я хочу одного – сидеть и плести свои одиннадцать рубашек. Встать, умыться, быстро позавтракать и начать фигачить. Время от времени брать какую-то примитивную еду – по необходимости. Часов через пятнадцать почувствовать, что на сегодня всё. Сходить под душ, упасть в кровать. Повторять до готовности проекта.

Вот это были бы идеальные дни.

Суп зеленый, весенний, крапивный!

Это немножко суп из топора, конечно. Можно ведь и без крапивы обойтись: тогда будет просто легкий овощной суп. Можно заменить ее щавелем: выйдут классические щавелевые щи. Но эти колючие мелкие листочки - такой приятный, задорный «топорик»! И только в мае они хороши, только в начале мая. Ходишь себе по весенней земле – ветерок, солнышко, птички поют, все идет в рост и цвет, а ты как знахарка-ведьма знай высматриваешь верхушки молодой крапивы – и в корзинку их, в корзинку! И в котел – зелье варить!

Зелье будет такое:
2 л воды
4-5 средних картофелины
1 большая морковь
2-3 зубчика чеснока
верхние листочки молодой крапивы (ну вот как их измерить? весу-то в них почти никакого; ладно, пусть так – то ли две большие пригоршни, то ли литровый дуршлаг)
еще – опционально: стебель порея, корень сельдерея и/или петрушки
соль, перец – по вкусу
6 сваренных вкрутую яиц

сметана

В кипящую воду кладем мелко порезанную морковь, через 5 минут – мелко порезанный картофель. Когда эти овощи уже будут почти готовы (аль денте), добавляем чеснок, коренья, порей. Через 5-10 минут, когда хорошо сварятся уже все ингредиенты, добавляем соль-перец и крапиву. Тут же снимаем с огня, а то она переварится и потеряет свой остренький, чуть грибной вкус.

Можно еще так сделать: вместе с крапивой положить и такое же количество щавеля – вкус станет еще интереснее, с кислинкой.

Можно съесть как есть. А еще здорово положить уже в тарелки, в горячий суп холодную сметану и вареные яйца, разрезанные на половинки-четвертинки.

А вообще-то у нас на даче не только крапива растет :-) Сейчас там так:

may