Category: происшествия

Путеводитель «Корфу. Дарреллы» – предзаказ

С гордостью представляю: открыт предзаказ на мою книгу «КОРФУ. ДАРРЕЛЛЫ».

cover1-1

Любовь к Дарреллу, к его книгам, к острову Корфу, ставшему моим местом силы, давно стала частью меня. И она просто не могла остаться вещью в себе, но должна была во что-то вылиться и превратиться. Вот, превращается в путеводитель. Вся информация – многократно проверена, источники – надежны, локации – исхожены собственными ногами.

В книге будет шесть глав:


  • Где они жили – про их знаменитые разноцветные дома

  • Где они бывали – про упомянутые в книгах пляжи, деревушки, островки, дворцы, озера и т.д.

  • Город – город на Корфу один-единственный, он же столица, и там немало даррелловских мест, от «Швейцарского пансионата» до любимых ресторанчиков Ларри

  • Персонажи и прототипы: кем все эти люди – смешные родственники, друзья и знакомые, – были в реальной жизни, чем они занимались и чем запомнились

  • Возвращения – Дарреллы не раз возвращались на Корфу после войны, посещали прежние места и осваивали новые

  • …И другие звери: кто водится на Корфу сейчас и где лучше всего наблюдать за местной фауной?

Формат 17х24 см, цветные иллюстрации, 100 страниц (возможно, будет и больше). К каждой книге будет прилагаться карта со знаменитой фразой «Предупреждаем: бакены, отмечающие мели, часто оказываются здесь не на своих местах, поэтому морякам во время плавания у этих берегов надо быть осмотрительней».

Массового тиража НЕ ПЛАНИРУЕТСЯ, эта книга не будет лежать в «Озоне», «Лабиринте» и в каждом «Доме книги». Напечатаю столько, сколько будет предзаказов – ну, плюс еще какое-то количество для обязательной рассылки в центральные библиотеки и на подарки друзьям и бабушкам.

Заказать путеводитель можно у меня напрямую (переводом на карту) или на портале Boomstarter:
https://boomstarter.ru/projects/948268/putevoditel_korfu_darrelly_165776


Collapse )

Репост приветствуется! Или лучше даже так: за репост скидка 15% на любой вариант при заказе у меня. Welcome!

Сентиментальный дурачок –

думаю я про Хемингуэя с его “For sale: baby shoes, never worn”. Ну кому тут сходу, без подготовки может померещиться трагедия? Разве что романтикам-теоретикам, сроду не нюхавшим подгузника.

Поваритесь в этом котле хоть несколько лет, запишитесь в сообщество «Малыши», посмотрите причины продажи на Avito, и в первую очередь у вас в голове будет возникать с полдюжины куда более прозаических объяснений:
- перерос! Вот ни разу не успел надеть – а уже перерос, скачком
- перерастет. Сейчас-то впору, но на дворе зима, а они летние
- дитя не выносит обуви, трясет ногами и вопит, пока не снимешь (подскажите, люди добрые, что делать)
- дурацкая колодка оказалась: то подъем не пролезает, то в ширину не помещается
- бабушка купила сразу три пары одного размера. «Хорошенькие», говорит. Лучше бы деньгами отдала

Когда baby превращается в pre-school и school kid, наступает пора «Я это не надену!» Синие? Розовые? С пони? Без пони? – отстой, уберите. «Что я буду, как дурак».

В общем, ничего нового: male chauvinistic writing pig™ мыслит большими трагедиями, а все эти приземленные мелочи, весь этот шершавый быт («Наденешь! – не надену!») ему не видны.

Но этот хотя бы безобидный. Куда вредоноснее – для меня – оказались классики, которые из всего материнства назначили кульминацией, самым значительным и страшным событием – роды. Роды, вы только подумайте. Момент, а не процесс. Роды, тоже мне. А вся последующая многолетняя пахота – это так, ерунда, пренебречь. Мужчины-то ладно: графиня рожает, он трепещет, со страхом и надеждой смотрит на седого доктора-немца или повивальную бабку. А дальше можно не вникать, дальше едем на охоту, на войну, в масонскую ложу. Но увы, даже Маргарет Митчелл, вполне себе дама, даже она. Она-то была чайлд-фри.

И вот пока ты тоже фри, так и думаешь: сначала графиня рожает – а потом уже все легко, потом начнется «Простоквашино», где такой чудесный дядя Федор. А фигушки (в бессильной злобе грозит классикам кулаком)

Мы с Набоковым

Попалось у Быкова:

Для Набокова главная трагедия – непостижимость и невыразимость мира; трагедиями реальными он не то чтобы пренебрегает, но высокомерно, мужественно, упорно отказывает им в подлинности.

Не знаю, что сказал бы по этому поводу Набоков, согласился бы или отбрил. Попал Быков в яблочко или пальцем в небо. Может, как всегда, дофантазировал что-то свое, лично быковское.

Но я это себе возьму. Потому что это же я. При малейшей возможности – отрешиться, отодвинуться от всех этих человеческих, в том числе и своих, неурядиц, болезней, раздоров, смертей. Проживать их как можно быстрее: подключаться в последний момент, убирать в архив, как только закончилось. Не придавать такого уж значения. И спокойно, всласть растравлять себе душу из-за невозможности долететь до края Вселенной, увидеть живых «Битлз» или составить каталог всех красивых закатов.

Недаром же мне Набоков так сильно нравится, очень он «мой»: его взгляд, его сюжеты. Так что Быков, полагаю, не сильно ошибся.