Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Заповедник забытых балетов: "Далекая планета"

Давно я не пополняла свой Заповедник забытых балетов из книги «100 балетных либретто». Сегодня у нас космос – балет Бориса Майзеля и Константина Сергеева «Далекая планета». Создан, разумеется, в начале 1960-х. Первое представление, разумеется, 12 апреля – 1963 год, Кировский театр в Ленинграде. Пишут, что «в партитуру балета введены электроинструменты, придающие музыке балета своеобразный характер». Авангард, эксперимент!

Действующие лица: Человек. Земля. Планета. Солнечные лучи. Волны. Туман. Метеориты. Юноши.

Мечта Человека осуществилась, он может летать к Далекой планете. Но Человек – сын Земли, и Земля как добрая мать заботится о Человеке. Она предвидит опасности и трудности, которые возникнут перед ее смелым сыном в полете. Земля пытается удержать Человека от рискованного шага. Но Человек непреклонен. Он познал тайны науки и должен лететь туда, где еще не ступала нога человека. /здесь он с маленькой буквы, ибо поговорка/ Земля благословляет своего сына на подвиг.

Человек взлетает в космос.

Он достигает Далекой планеты, но планета не допускает смельчака к своим тайнам. Преграждая путь Человеку, она посылает навстречу ему вихри, ослепительные лучи счета, туманы, метеоритные дожди. Однако стихийные силы не могут остановить героя космоса.

Он побеждает природу. Далекая планета покорена Человеком. Подобно Прометею, Человек овладевает лучом – символом новых познаний, ключом к тайнам вселенной.

Человек возвращается на Землю, чтобы отдать то, что познал, людям. Земля ласково встречает своего отважного сына. Человек передает Земле луч – драгоценный дар Далекой планеты, торжествуя победу над тем, что еще вчера было непознанным.



Стала разыскивать фотографии – нашлось немного: Габриэла Комлева в роли Планеты и скан из «Огонька» 1964 года. Эфемерное все-таки искусство.

planeta

Ах да

Чуть не забыла рассказать про концерт в Большом.

Первое отделение – совершенно ученическая, старательная «Шопениана». Одну из солисток явственно шатало на пуантах. Побаивались длить арабеск, батман: сделали – и скорее обратно, на две ноги, на надежную землю. На прыжках – громкий стук. Кто танцевал чисто, танцевал ровно, без озарений.

Самое вкусное показали во втором и третьем отделении. Тут уже никто не выпадал из арабеска, наоборот – ставили красивые точки, стояли в позах напоказ. Наблюдать так же приятно, как слушать красивую речь, где не глотают окончания слов и где в паузах четко слышны знаки пунктуации.

Впечатляюще вышла в «Лебедином озере» Татьяна Осипова – готовая царственная Одетта. Очень сильно, очень взросло, очень красиво. Королева лебедей по праву. Вытянутые пропорции, руки-крылья.

Только сейчас обратила внимание, что у хороших балерин есть два типа телосложения. Не сомневаюсь, что для этих типов есть специальные термины или жаргонные прозвища, но для себя я назвала их «длинным» и «компактным». Длинный – довольно высокий рост и долгие-долгие, гибкие руки и ноги, как ветки ивы. Компактный – рост небольшой, все тело такое ладненькое, быстрое, как волчок. Вот Осипова-Одетта – «длинная».

Станислава Постнова – абсолютная темная лошадка. Еще одна балерина «длинного» типа. Она для меня осталась загадкой. Возможно, из-за материала – балет «Призрачный бал» не классический, отчасти contemporary. И движется она в нем красиво, и драматический талант есть, но просто непонятно, в какую сторону он пойдет – то ли станет пронзительным и неотразимым, как, говорят, было с Улановой, то ли вильнет в манерничанье и псевдозначительность.

А теперь запоминаем имя: Денис Захаров. У него было два выхода: в коротком балете «Вариации на тему рококо» и в па-де-де из «Тщетной предосторожности».
В первом номере характер сдержанный и серьезный, во втором – пасторальный душка. Настроение совсем разное – и он справлялся оба раза, был достоверен и там, и там. Техника великолепная (сколько он собрал аплодисментов!). И самое главное – у него есть такая штука, которой не научишь. Он как небесное тело, создающее ощутимую гравитацию. Выходит на сцену – и у зрителя холодок бежит по спине: происходит что-то значительное, что-то важное, смотри-смотри, не пропусти.
Будет звездой, попомните мои слова.


Лучший дуэт – тоже его, с Елизаветой Кокоревой. Были пары, где М превосходит Ж (Пугачев-Шикина), были пары, где наоборот (Осипова-Пестряков). Тут они с партнершей равновелики друг другу. Кокорева – из «компактных» балерин, точная, точеная. Как она искрится и летает! Как (а ведь новичок!) крутит фуэте, не сойдя с места!

Вот они чуть раньше:




И только я успела подумать, что сегодня с Захаровым никто не сравнится, как на сцену в «Пламени Парижа» вылетел Игорь Пугачев. С не менее блестящей техникой и посылом, но совсем другой. Открыт, мощен, простодушен. Вот бы свести их в одном спектакле! Пугачев – в роли кого-то главного и честного, Захарова – кого-то более таинственного и сложного. Спартак и Красс? Возможно, только Красс должен быть не столько брутальным полководцем, сколько тонким политиком. О, придумала - Ахилл и Одиссей! Или Гектор и Парис, что ли... А если «Плоский мир» – Пугачев будет отличным Моркоу, а если «Властелин колец» – не надо никакого Фродо, кроме Захарова.

Вообще «мальчиковый» выпуск. Петр Гусев в болеро из «Дон Кихота» тоже вышел шикарно, как черная молния, просто номер слишком короткий, особо не разглядишь. А каков Армен у Валерия Аргунова - крепкий юноша с широкой костью, перебарывающий натуру и земное притяжение.

Дело кончилось тем, что старшую дочь пробило-таки на балет и она попросила отдать ее в балетную школу. Ну, попробуем.

Что ж мне, разорваться? (с)

Вот так всегда. Билеты в Большой на 3 октября я купила еще в июле. «Укрощение строптивой», премьера, 19.00. Пригласила родителей – мужа от балета тошнит в прямом смысле, а старшая дочь все же пока не доросла. Сижу, предвкушаю.

И тут мне приходит приглашение на редколлегию в Cosmopolitan . И еще не открыв письмо, я гадаю: ну, как Вы сейчас надо мной подшутите, дорогой Кто-то-там? С чем пересечется? С командировкой в Германию? С давно запланированной поездкой без детей на дачу? Пересеклось с Большим театром. 3 октября, 18.00.

Голову ломаю теперь. Театр – скорее рыба, журнал – скорее удочка. В первом случае я просто зритель, во втором – какая-никакая активность, проявление себя, влияние на реальность. Но семейный выход! Но балет!
Приехать ко второму действию? Скачками с Полковой на Театральную? Снова «в мыле», а не «дефиле».

«Хорошенькое начало, - проворчал Ларри. – Я надеялся, что у нас будет благородно-величественный вид, и вот как всё обернулось… Мы въезжаем в город, словно труппа средневековых акробатов».

Со мною что-то происходит

Муж купил набор для выпечки хлеба. Вчера вечером. Я взяла да и стала его печь. Сегодня. Сегодня!

Кажется, я учусь действовать по-новому. В старой парадигме я бы порадовалась, да и отложила на полку. Время от времени вспоминала бы, думала: ну вот как-нибудь соберусь. Классная идея, надо воплотить. И так до окончания срока годности.

Ни разу не надетый зеленый плащ, единожды опробованный засохший лак, неувиденный спектакль, уже снятый с репертуара… Ну, хватит тормозить уже. Вчера купили – сегодня уже печем!

Похоже, мысль о конечности жизни и ценности времени перестала быть просто мыслью. Она в меня наконец вросла. Ну вот и славненько.

Театральный центр «Русская речь»

После фиаско с изостудией при Пушкинском музее («Да, способности… Но дисциплина! Приходите через год.») я решила поискать для дочери что-то более соответствующее темпераменту, и стала исследовать театрально-музыкальные кружки. Чтобы и движение, и речь, и импровизация – чтобы вся ее страсть к постановке домашних спектаклей, переодеваниям, режиссуре, выдумыванию историй и игре на публику не заглохли, а осмысленно развивались. При этом делать из ребенка актрису или, не дай бог, «звезду» я не собираюсь.

Прошерстила местные арбатские газеты, журналы и интернеты, составила целую таблицу – «где, что, почем», и стала обзванивать, ходить знакомиться. Сразу отсеялись две кучки негодных. В студиях из первой кучки витает трудноописуемый, но чутко уловимый дух старперства. «Театр – это Храм, это вам не кино с попкорном», «Духовность Русского Театра», ах эта современная молодежь, во что превратился Арбат и пр. У меня нет ни шали, чтобы в нее зябко кутаться, ни броши с агатом, ни томика Цветаевой в потертой сумочке – мы, пожалуй, в этот калашный ряд не пойдем.
Вторая кучка негодных мест – это те, где детей дефлорируют инициируют современным российским шоубизом. Ну, знаете – тушь и помада на пятилетних девочках, «детские песни нового времени», участие в концертах на подтанцовке у взрослых «звезд» и – торопитесь, торопитесь! – возможность съемок в телешоу! Тоже в топку.

Я-то хочу, чтобы мой ребенок понимал дух и ритм классики - Венеции, Праги, Нюрнберга, но и чтобы воздух Нью-Йорка, Амстердама, Берлина тоже не был ему чужим и непонятным. Ни пафос засушенной духовности, ни пафос адского гламура я в нашу семью пускать не хочу.

И вот, в сухом остатке у нас – театральный центр «Русская речь» http://rusrech.ru/ Та самая золотая середина, без котурн и пошлости. Ключевое слово – вменяемость. Там работают вменяемые люди, у них вменяемый сайт, вменяемый онлайн-консультант и такие же дети и родители, которые туда ходят.
Пока сходили два раза, будем продолжать. Мне кажется, я уже вижу прогресс. Правда, нас честно предупредили: «Оценки могут быть низкими – она делает только то, что хочет, и тогда делает прекрасно. Но если не хочет – не заставишь». А то я не знаю. Что-то есть в этом до боли знакомое. Я и в школе, и в институте зубрилкой не была, брала наскоком: если чувствовала вдохновение, выдавала такой результат, что учителя говорили: «Ставлю пять с плюсом, потому что нет такой оценки - шесть». А если предмет или тема не нравились – получала четверку, натянутую за былые заслуги, или вовсе трояк. Так что ничего нового.